Альтруизм

В этой работе подробно раскрывается суть понятия альтруизма и его разновидностей на основе трудов нескольких известных психологов и социологов. Осуществляется попытка выявить такой тип альтруизма, который наиболее точно соответствует благоприятным морально-нравственным принципам будущего человеческого сообщества.

Каким бы эгоистичным ни был, по нашему мнению,
человек, очевидно, что в его природе есть нечто такое,
что делает его заинтересованным в благополучии окружающих
и в их счастье, хотя сам он от этого ничего не получает,
кроме удовольствия, которое приносит ему их созерцание.

Адам Смит. Теория нравственных чувств.

1. Введение

В наше время всё отчетливее возникает противоречие между альтруистическими и эгоистическими устремлениями людей. С одной стороны, роль альтруизма и вообще помогающего поведения возрастает в связи с тем, что за последние десятилетия в российском обществе (и не только в нём) увеличилось количество людей, нуждающихся в поддержке – инвалиды, многие пожилые люди, беженцы, переселенцы, безработные, бездомные и т. д. С другой стороны, капиталистические и рыночные отношения, дух наживы и личного благополучия ведут к росту индивидуалистических настроений, усилению равнодушия и эгоизма, снижению стремления прийти на помощь. По данным социологического опроса жителей нашей страны, 59 % их считают, что помогать страждущим и нуждающимся должны не люди, а государство. Таким образом, проблема помогающего поведения весьма актуальна для нашего общества.

Смена социально-экономического строя в нашей стране, произошедшая после 1991 г., существенно изменила отношения между людьми. Вместо коллективизма, сотрудничества, взаимопомощи проповедуются индивидуализм, конкуренция, соперничество. Всё это приводит к тому, что альтруизм, бескорыстная помощь расценивается уже не как достоинство, но как отсутствие у человека прагматичности, а подчас и как проявление им глупости. Отсюда со всей остротой возникает проблема соотношения в человеке и обществе проявлений альтруизма и эгоизма, филантропии и мизантропии, поскольку существует большая опасность потери человеком человечности.

Можно ли сдвинуть с мёртвой точки текущее отношение к альтруизму в обществе? Можно ли развить в себе это качество, а затем «привить» его другим людям? Чтобы ответить на эти вопросы, нужно разобраться в сути самого понятия альтруизма и выяснить, какие из его разновидностей наиболее актуальны на сегодняшний день.

2. Альтруизм

2.1.Трактовки альтруизма

Альтруи́зм (от лат. Alter — другой, другие) — понятие, с помощью которого осмысливается активность, связанная с бескорыстной заботой о благополучии других; соотносится с самоотверженностью, - приношением в жертву своих выгод в пользу блага другого человека, других людей или в целом — ради общего блага; в некоторых смыслах может рассматриваться как противоположное эгоизму; в психологии иногда используется в качестве синонима или части просоциального поведения.

По мнению одних зарубежных исследователей, просоциальное поведение – это действия, направленные на благо других; проявлением доброты (или помогающим поведением) считается действие, направленное на благо другого, но не приносящее внешнего вознаграждения помогающему. Другие социологи относят к просоциальному поведению поступки, совершаемые человеком не только исключительно ради другого, но также и ради собственной пользы[1]. По их мнению такое поведение может включать в себя любые действия, связанные с оказанием помощи: поступок приносит пользу и другому человеку, и самому помогающему. Например, психопатолог В. А. Жмуров считает, что «помогающее поведение – предоставление помощи кому-либо, исключающее, в отличие от альтруизма, какие-либо жертвы собственным интересам».

Таким образом, в литературе нет точного и однозначного определения данного понятия. Чаще всего под просоциальным поведением понимаются любые направленные на благополучие других людей действия. Их диапазон простирается от мимолетной любезности через благотворительную деятельность до помощи человеку, оказавшемуся в опасности, попавшему в трудное или бедственное положение, вплоть до спасения его ценой собственной жизни. Несмотря на близость понятия просоциального поведения с понятиями альтруизма и помогающего поведения, между ними есть определенные различия.

Действия, совершаемые исключительно в интересах другого человека, безраздельное посвящение себя интересам другого человека или интересам общества, когда собственные интересы не принимаются во внимание вообще, относятся к проявлению альтруизма. Таким образом, все три термина: «просоциальное поведение», «оказание помощи» и «альтруизм» - определяют один и тот же вид поведения, направленный на благо другого человека, но различающийся в зависимости от мотивов, положенных в основу действия в каждом конкретном случае[2].

На вопрос о происхождении альтруизма имеются разные точки зрения. Одни считают альтруизм специфически человеческим, общественно формируемым качеством, другие – врожденным, генетически зафиксированным результатом естественного отбора. Эволюционный подход связан с поиском биологических и социальных условий, которые могут способствовать формированию альтруистического поведения.

Термин «альтруизм» был введен основоположником социологии Огюстом Контом, считавшим, что под влиянием позитивизма общество развивается в направлении гуманистических ценностей. В общих чертах альтруизм в понимании Конта отражает принцип «жить ради других» как программу построения совершенного человеческого общества; он видел смысл человеческой жизни в том, чтобы «служить человечеству, улучшая самих себя». Однако в качестве нравственного принципа альтруизм существовал и осознавался намного раньше. Еще Сократ утверждал, что «не брать, а отдавать, – суть нравственного закона, уравновешивающего эгоистическую волю каждого человека. И чем духовнее и душевнее человек, тем сильнее в нём желание отдавать и служить людям».

Психологи Чарли Л. Харди, Марк ван Вугт, Дэвид Миллери и Дэвид Келли в своих исследованиях показали, что альтруизм и альтруистическое поведение хотя и не связаны с прямой выгодой или с комбинациями различных выгод, но, в конечном счёте, в долгосрочной перспективе создают больше преимуществ, чем было затрачено на совершение альтруистических действий.

В философии и этике альтруизм – моральный принцип, основанный на признании естественной связанности людей через врождённое чувство симпатии. Отсюда, согласно изречению философа В. С. Соловьёва, альтруизм – это «нравственная солидарность с другими человеческими существами». Основатель французской социологической школы Э. Дюркгейм писал, что альтруизм – общественное состояние, при котором индивид полностью поглощается группой и не имеет собственных целей, отличающихся от целей группы; исполнение долга и следование групповым нормам считаются наивысшими ценностями.

Согласно утверждениям психолога Джонатана Сеглоу, альтруизм — это добровольный, свободный акт субъекта, который, однако, не может быть осуществлён без того, чтобы совершённое альтруистическое действие не потеряло своей альтруистической природы.

Американский психолог Б. Ф. Скиннер провёл анализ такого явления, как альтруизм, и пришёл к следующему выводу: «Мы уважаем людей за их хорошие поступки только тогда, когда мы не можем объяснить эти поступки. Мы объясняем поведение этих людей их внутренними диспозициями только тогда, когда нам не хватает внешних объяснений. Когда же внешние причины очевидны, мы исходим из них, а не из особенностей личности».

Некоторыми высказывается мнение, что подарки тоже можно назвать проявлением альтруизма. Однако это не может быть принято безоговорочно. Мы ведь часто дарим вещи, оказывающиеся совершенно ненужными, бесполезными для других и для нас самих, желая просто избавиться от них. О каком же альтруизме здесь можно говорить?

Как видно из вышесказанного, имеется много научных определений альтруизма, содержание которых зависит от той научной дисциплины, которую представляет дающий определение автор.

Единственной и общепринятой трактовки понятия альтруизма не существует. Это имеет место быть по той причине, что разные психологи и социологи делают свои заключения, руководствуясь собственными субъективными критериями. Отсюда и возникают «конфликты» диаметрально противоположных представлений и вместе с тем постепенно увеличивающееся многообразие истолкований термина «альтруизм», подробнее о которых будет изложено в следующем пункте реферата.

На мой взгляд, только с позиции эгоистичного ума альтруистичный поступок может расцениваться как глупость, нелогичность, иррациональность, жертва, самоотрешённость и т. п. Ведь на самом деле альтруист не считает свой выбор жертвенным, а поступает так по зову сердца только потому, что иначе поступить в этот момент он просто не может. Можно сказать, что альтруистичный поступок для него – это состояние души, исполнение призыва совести, но никак не жертва. А вот старания эгоиста, желающего развить в себе это «помогающее качество» как раз и сопровождаются большим количеством потерь и лишений вследствие принесённых жертв. Нежелание же развивать в себе альтруистичные тенденции напротив создаёт повод всячески оправдывать эгоизм в своих поступках и в действиях других людей, мотивируя тем самым наличие доли эгоизма (выгоды) в процессе их совершения.

Альтруизм в большей степени обусловлен не внешним социальным давлением и не присутствием человека, способного оценить благородность поступка субъекта. Это поведение, которое обусловлено наличием у человека ряда душевных качеств, – сострадания, заботливости, чувства долга, ответственности, - и отсутствием качеств, не способствующих проявлению альтруизма, – подозрительности, жадности, скептицизма.

Мне представляется, что эгоист и альтруист – это как две различные «цивилизации», между которыми существует огромный информационный разрыв. Именно он и не позволяет им искренне понять друг друга. Этот разрыв определяется большим количеством новых представлений, необходимых эгоисту (при условии его стремления стать альтруистичнее), чтобы, каждый раз преодолевая в себе эти тенденции эгоцентризма, более пристрастно прислушиваться к зову совести и, превозмогая застарелые и накатанные временем схемы поведения, делать с каждым выбором более человечный поступок. Это его стремление вызвано подсознательным желанием испытать состояния радости и счастья от совершаемого бескорыстного добра.

2.2.Разновидности альтруизма

В зависимости от доли эгоизма в принимаемом личностью альтруистичном решении, эгоизм и альтруизм могут смешиваться в самых различных пропорциях. Так образуются различные интерпретации и виды альтруизма.

Самопожертвование – это жертвование собой ради блага других. Самопожертвование связано с экстремальными ситуациями, со спасением других людей (прямым или косвенным) и требует наличия у человека, его осуществляющего, чувства долга и мужества, героизма. Недаром часто говорят о героическом самопожертвовании. Из истории медицины известны случаи, когда врачи, разрабатывая вакцину против того или иного инфекционного заболевания ради спасения человечества, проверяли её на себе, зная при этом, что если она окажется недостаточно доработанной, то они погибнут, что в ряде случаев и происходило[2].

Милосердие, или бескорыстный альтруизм, — главная трудность для социологов, придерживающихся теории эволюции, которая абсолютно не укладывается в их упрощенную аргументацию, так как его невозможно объяснить стремлением, так как его невозможно объяснить, например, стремлением эгоистичных генов индивида к самосохранению, как это ныне принято в научной среде.

Милосердие нельзя отнести к привязанности, дружбе и романтической любви, которые смело можно считать взаимовыгодными отношениями и которые отчасти можно наблюдать и у других (отличных от человека) видов живых существ.

В массовом сознании милосердие понимается как великодушие, доброта к людям, готовность простить или хотя бы понять человека, даже если он совершил что-то очень плохое. Это и забота о другом (вспомним сестер и братьев милосердия). В философской энциклопедии[10] есть такое определение понятия милосердия: сострадательное, доброжелательное, заботливое, любовное отношение к другому человеку; противоположно равнодушию, жестокосердию, злонамеренности, враждебности, насилию.

Hаиболее точно сущность милосердия выразил Л. Н. Толстой: «Милосердие заключается не столько в вещевой помощи, сколько в духовной поддержке ближнего. Духовная же поддержка прежде всего не в осуждении ближнего, а в почёте его человеческого достоинства». Милосердие – это больше моральная помощь человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, чем материальная[2].

Рациональный альтруизм — это балансирование между своими интересами и интересами другого человека и других людей.

Рациональное - это разумное и логичное. Это компетентность и знания, умения и навыки, а не чувства и предчувствия, желания и импульсы, впечатления и переживания. Рациональность - установка сознания, тип мышления и личностная черта, когда решения принимаются выбором оптимального варианта путём сравнения на основе фактов и логики, а не эмоциональных впечатлений, импульсивности, желаний, чувств и интуиции.

Альтруизм как обобщённый обмен (разновидность рационального альтруизма). Обобщенные системы обмена характеризуются тем, что они основаны на усилиях, прилагаемых в одностороннем порядке без прямой компенсации. Любой может оказаться получателем выгоды (от альтруистического действия) или тем, кто это действие совершает. Рациональность обобщенного обмена состоит в том, что каждый, кто нуждается в помощи, может получить её, но не прямо от кого-то, а косвенно; важную роль здесь играют отношения доверия между людьми.

Утилитарное понимание альтруизма. Альтруистический акт рассматривается как основанный на максимизации какого-либо общего блага, в том числе посредством привлечения других людей для этого. Пример: у человека есть некоторая сумма денег и он хочет её пожертвовать на развитие некой территории. Он находит какую-нибудь организацию, владеющую этой территорией, и жертвует ей деньги, надеясь, что в ней они потратятся нужным образом. Вместе с тем, как следует из примера, такое, утилитарное, понимание альтруизма может приводить к предвзятости и преследованию определённых собственных интересов.

Реципрокный (взаимный) альтруизм (разновидность рационального альтруизма) – вид социального поведения, когда индивиды ведут себя с некоторой долей самопожертвования в отношении друг друга, однако только в том случае, если ожидают ответного самопожертвования. Термин введён социобиологом Робертом Триверсом[2].

Рациональность взаимного альтруизма очевидна: действие, основанное на нормах взаимности (справедливость, честность), ориентированы на точный учёт произведённых усилий и их компенсацию. Скорее, речь идёт о предотвращении использования альтруистов эгоистами таким образом, чтобы процесс обмена мог быть продолжен. Взаимность является средством для предотвращения эксплуатации.

Данный тип поведения присущ не только людям, но также и ряду животных. Речь здесь идёт о взаимопомощи. Согласно этому принципу, люди, взаимодействуя друг с другом в пределах небольших городов, школ, рабочих, студенческих коллективов, стремятся к сохранению равновесия, так как неравное распределение преимуществ или затрат вызывает неудовольствие. Поэтому, как показывают проведённые эксперименты, испытуемые значительно больше помогают в выполнении задания другому испытуемому, если он до этого не отказывался помочь им самим.

Некоторые формы альтруизма (взаимопомощь, поддержку беспомощных, больных, детей, стариков, передачу знаний) называют косвенным взаимным альтруизмом, так как предполагается ожидание ответной услуги непрямым образом – через посредничество наблюдающих третьих лиц, в дальнейшем награждающих помогающего человека репутацией достойного гражданина, которому следует всячески помогать при необходимости. Иными словами, своим альтруистическим поведением в данный момент человек создает базу для ответных услуг в будущем, причём от многих посторонних лиц, а не от того, кому была оказана помощь[2].

Подводя итог рассмотрению рационального альтруизма, хочу отметить, что в его проявлении есть немалая доля эгоизма. Интеллект в данном случае хоть и проявлен, но подкреплен расчётами выгод (страхами получить меньше, чем отдано), необходимостью проявлять взаимность, что и понижает данное понятие и ставит проявление такого альтруизма на один уровень с животным альтруизмом.

Эмоциональный альтруизм. В состоянии эмоционального возбуждения человек может действовать как очень расчетливо и разумно, так и поступать очень нелогично и глупо. Как правило, большая эмоциональность приводит к снижению рациональности: эмоциональным людям присущи скорее спонтанные, неожиданные, эмоциональные реакции, нежели последовательность и следование плану. Однако у людей высокого уровня развития высокая эмоциональность прекрасно уживается с рациональностью.

Эмоциональный альтруизм, на мой взгляд, может иметь два типа проявления в зависимости от ситуационных особенностей: пассивную и активную. Пассивное проявление ограничивается проявлением эмоций, за которыми не следуют никакие активные действия. Например, если такой альтруист наблюдает состояния счастья, испытываемого другим человеком, то его естественной реакцией является безусловная радость за него, что ему сейчас очень хорошо. Если же другой испытывает стресс или волнение из-за пережитой только что ситуации, то такой эмоциональный альтруист станет сопереживающим слушателем, целиком поглощённым и вовлечённым в рассказ настолько, что сможет испытать те же эмоции, что и рассказчик.

Активное сопереживание проявляется в конкретных действиях и выборах, и очень часто такой альтруист не успевает (либо не способен) предсказать последствия своего поступка. Примерами эмоциональных альтруистов можно назвать тех матерей, которые способны слепо следовать прихотям своих детей, часто пользующихся родительской любовью с целью манипуляции. Также сюда можно отнести людей, руководствующихся в своих взаимоотношениях с социумом импульсивностью, на базе чего их модель поведения воспринимается другими как конфликтная, непоследовательная, лишённая разумности и интеллектуальности. Не отдавая отчета своим действиям, они легко совершают безответственные поступки, последствия которых могут осознать (в лучшем случае) лишь спустя какое-то время при проведении анализа. Если пассивное проявление эмоциональности не несёт негативных последствий для получателей такой помощи, то в случае с активным проявлением они вполне могут иметь место. К эмоциональным альтруистам я бы отнесла личностей экстравертного типа.

"Экстраверсия характеризуется интересом к внешнему объекту, отзывчивостью и готовностью воспринимать внешние события, желанием влиять и оказываться под давлением событий, потребностью вступать во взаимодействие с внешним миром, способностью вносить суматоху и шум любого рода (а в действительности находить в этом удовольствие), способностью удерживать постоянное внимание к окружающему миру, заводить много друзей и знакомых без особого, впрочем, разбора, и, в конечном итоге, присутствием ощущения огромной важности быть рядом с кем-то избранным, а следовательно, сильной склонностью демонстрировать самого себя. Соответственно жизненная философия экстраверта и его этика несут в себе, как правило, высококоллективистскую природу (начало) с сильной склонностью к альтруизму. Его совесть в значительной степени зависит от общественного мнения" (ПТ, пар. 9.2).» [6]

Из этого определения можно сделать вывод, что истинная природа альтруизма экстраверта отчасти кроется в его высокоэнергетическом потенциале, который он стремится израсходовать путем направленности своих внутренних переживаний вовне. Такая «помощь» иногда носит навязчивый характер, она скорее является поводом для активного общения, взаимодействия с объектом помощи и нередко даже вносит деструкцию в отношения с другим человеком (в случае нежелания подобного взаимодействия последним).

Альтруизм, ограниченный рамками определённой группы, получил название парохиального(«приходского», «местнического») альтруизма (parochial altruism). Известно, что мы неосознанно делим людей на «своих» и «чужих», и это отражается на нашем альтруистическом поведении. Одной группе людей («своим» - людям, схожим с нами в привычках, наклонностях, манере одеваться, социальном статусе и т.п.) мы более склонны оказывать помощь, чем другой группе - «чужим» людям. Поскольку сходство рождает симпатию, а симпатия желание помочь, мы более склонны помогать тем, кто похож на нас. И речь тут идёт и о внешнем, и о внутреннем сходстве. Название связано с типологией политических культур, разработанной американскими политологами Г. Алмондом и С. Вербе. Они выделили три типа культур: приходская, зависимая и культура участия. Приходской альтруизм является частью приходской культуры. Показано, что поддержка «своих» и ненависть к «чужим», связанные с принадлежностью к определенным религиозным общинам, наблюдаются в разных человеческих культурах. Склонность к приходскому альтруизму значимо связана с частотой посещения церквей и общин. Из шести изученных конфессий сильнее всего этот эффект проявился у прихожан Русской православной церкви[2].

При острой межгрупповой вражде помощь «своим» и агрессия по отношению к «чужим» в равной мере идут на пользу группе. В человеческих обществах альтруистические действия парохиального типа, как правило, высоко ценятся, считаются высокоморальными, героическими, патриотическими и т. п. Люди, склонные к такому поведению, особо востребованы во время войн и конфликтов. Их почитают как героев, сочетающих самоотверженность, искреннюю преданность братьям по оружию и ненависть к врагам[2].

Альтруизм из симпатии и сочувствия. Альтруизм может быть связан с различного рода социальными переживаниями, в частности с симпатией, сочувствием к другому, милосердием и доброжелательностью. Альтруисты, доброжелательность которых распространяется за пределы родственных, соседских, дружеских отношений, а также отношений со знакомыми, называются также филантропами, а их деятельность —филантропией. Кроме доброй воли и сострадания, альтруистические действия нередко делаются из привязанности (к чему-то/кому-то) или общей благодарности к жизни.

Альтернативный альтруизм предполагает, что субъект, игнорируя собственные интересы, помогает другому, но особым образом: нанося ущерб его соперникам, ущемляя их интересы. Защита родины, борьба с терроризмом, преступностью, самоотверженная защита другого человека от чужой нефизической и физической агрессии и т. п. – примеры такой деятельности. Здесь тоже работает установка, выражающаяся в готовности приносить жертвы в пользу ближних, однако в число этих жертв включается не только сам субъект, но и другие, отличающиеся от ближних и противостоящие им. Для таких случаев психолог А. Н. Поддьяков вводит термин «альтернативный альтруизм» (альтер-альтруизм)[7]. Альтер-альтруизм – человечность по отношению к одним за счёт бесчеловечности по отношению к другим. Он имеет отношение к экономике и социальной политике распределения ограниченных общественных благ, оказания материальной или финансовой помощи одним группам населения за счёт интересов других. А. Н. Поддьяков выделяет два типа альтер-альтруизма:

  • помощь «своим» с нанесением ущерба «чужим». Это прежде всего агрессия, связанная с защитой «своих». Это и парохиальный альтруизм, о котором говорилось выше;
  • вынужденная дифференциация «своих»: помощь одним за счет других. Это осознанное принесение в жертву интересов части группы вследствие драматической ограниченности ресурсов.

Это все случаи, когда помощь оказывается одному человеку или группе, снижая при этом шансы на выживание другого или других (спасение одних, жертвуя другими). Такие ситуации часто имели место у матерей во время блокады Ленинграда: они решали, кого из своих детей спасать от голода, ибо отдавая свой паёк всем, не спасёшь ни одного. Та же ситуация может иметь место на тонущем корабле и т. п.

Моральный (нормативный) альтруизм заключается в действии в соответствии с собственной совестью. Действия для соблюдения обязательств (которые человек даёт самому себе или другому) и ожиданий (которые имеют в отношении человека другие люди) иногда рассматриваются как определённая степень альтруизма. Вместе с тем, нередко такого рода действия могут оказываться и действиями по расчёту.

Проблема с точностью определения морального альтруизма, в частности, отнесения его к категории альтруизма без примеси эгоизма, заключается в субъективизме рассмотрения самого понятия совесть. Кто знает, каков источник «скрытого голоса совести», идёт он с высокоинтуитивных уровней сознания личности или является источником низкоэмоциональных (эгоистичных) проявлений, вклинивающихся в процесс принятия решения?!

Трансфинитный альтруизм (трансфинитный — от лат. trans – за и finis – конец; бесконечный, безграничный, находящийся за пределами конечного) − это высший, духовный вид альтруистического поведения; он подлинно гуманен и экологичен. Психолог В.Р. Дорожкин поясняет, что этот вид альтруизма напрямую не связан с культурными и ценностными нормами конкретного времени, он имеет непреходящую ценность, его ориентирами выступают базовые общечеловеческие нормы, и он характеризуется высшей степенью любви в каждом своем акте. Трансфинитное альтруистическое поведение, являющееся высшим, духовным уровнем развития альтруизма и состоящее в самотрансценденции себя в мир, при котором личность переживает себя и мир как части единого целого, передаёт миру внутреннюю любовь и наполненность. Данный вид поведения всегда имеет гуманистическую направленность и высокую степень нравственности. Охарактеризовать альтруистическое поведение как трансфинитное возможно при выполнении ряда условий, к которым относятся: а) соотнесение альтруизма с общечеловеческими нормами гуманизма; б) обнаружение специфических альтруистических эмоций, которые доставляют духовное удовольствие субъекту альтруистического поведения[8].

Высокоинтеллектуальный Альтруизм лишён всякого эгоизма. Автор ииссиидиологии, выделивший этот тип альтруизма[9], поясняет, что на первоначальном этапе искоренения эгоизма и подключения к своим выборам высокоинтеллектуального Альтруизма возникает устремление к служению людям, к бескорыстной помощи им в освоении знаний, к ответственной и крепкой дружбе, к творческому сотрудничеству в каком-то из направлений самосовершенствования или самоактуализации. Когда эгоистичная тенденция к разделению на «людей приятных» и «остальных людей», а также на «людей вообще» и «всё остальное» исчезнет из самосознания, человек станет осознанно и по-настоящему служить Всему. Постепенно эгоистичные мотивации сменятся на новые, менее «материальные» и «выгодные», и станут более совершенными и альтруистичными по отношению ко всем существам окружающей действительности.

Высокоинтеллектуальный Альтруизм выражается в информационной мотивации и аналитической трансформации имеющегося опыта в каждое из принимаемых решений. Примерами активности такого вида альтруизма может являться образ человека, моделирующего и выстраивающего в качестве своей главной цели идеи радикального повышения благосостояния социума. Такая личность имеет высокую потребность и неисчерпаемое желание постоянно привносить свой индивидуальный вклад во что-то полезное для общества и делать всё для искоренения в нём недостатков; старается наполнять окружающий мир только позитивными психическими реакциями и интеллектуальными решениями, что формирует и поддерживает в ней мощную убеждённость в правильности своих поступков. А чтобы достичь этих состояний, необходимо избавляться от негативных реакций и эгоизма, постоянно направлять свою интеллектуально-альтруистичную деятельность на безусловную пользу остальным людям, даже независимо от того, как они реагируют на ваше искреннее желание помочь им, понимают ли они вас, благодарят, уважают и, вообще, принимают ли они вас всерьёз.

Интеллектуальный альтруизм основывается не на досужих рассуждениях «о высоких материях» и надуманных честолюбивых играх в «гуманность», «благотворительность» и «добродетельность», а на том, что иначе жить и поступать личность уже просто не в состоянии, даже если бы ей и запретили реализовываться в этом под угрозой смерти.

3. Альтернатива ныне существующим видам альтруизма

Много рассуждая сама с собой о различных видах проявления альтруизма, я пришла к выводу о том, что всё их многообразие обусловлено наличием различной степени эгоистичности в представлениях людей, субъективно подходящих к интерпретации самого этого понятия. Чем больше эгоизма отражается в представлениях человека, тем большей степенью эгоизма будет окрашен совершаемый им альтруистичный поступок, хотя обычно человек о себе лучшего мнения и готов заметить скорее чужой эгоизм, нежели свой собственный.

Мощный технический прогресс начал очень сильно и негативно сказываться на сознании людей: при обильном потоке информации люди становятся всё более ограниченными, поверхностными, циничными и агрессивными. Интеллект без параллельного культивирования альтруизма может завести человечество в эволюционный тупик, из которого будет очень сложно выйти. Примером развития в этом направлении могут послужить разработанные сейчас проекты по глобальной чипизации человечества (вживление в биологическую форму микрочипов), роботизации, компьютеризации и пр. В итоге, для личности, всё более углубляющейся лишь в рационализм и интеллектуальность, и отвергающей проявления чувственных аспектов, со временем становится очень трудно совершить поступок, мотивацией для которого послужили бы, например, самопожертвенность, сочувствие и милосердие.

С другой стороны поступки человека, совершаемые им в отношении других людей без подключения разумности и интеллекта, приводят к однобокости ситуативного восприятия или его искажению им самим. Взять, например, проявление того же сочувствия. С субъективной точки зрения оно позитивно по своей сути, но тем не менее его можно отнести к эгоистичному акту, поскольку сопереживающий, увлекаясь собственными переживаниями, не задумывается о возможном вреде, который он таким своим благовидным поступком причиняет другому человеку. Да, в этот момент он позитивен, он сострадает и сопереживает.

Однако последствия такого сопереживания, лишённого разумного подхода, могут стать ещё более трагичными для другого человека. На мой взгляд, высокоинтеллектуальный Альтруизм как раз и заключается в том, чтобы не навредить другому своим «добром», пассивно сопереживая и резонируя с его тягостными состояниями (и тем самым лишь заслуживая для себя его доброе расположение), а наоборот, помочь ему увидеть причину собственных бед и несчастий с помощью «нужных» слов и поступков, способных глубоко «встряхнуть» его сознание. Необходимо постараться привнести в проявление своего сострадания зерно разумности и суметь донести его до другого, - в этом и заключается высокоинтеллектуальная Альтруистичность.

Значит, получается, что любой из ныне существующих типов альтруизма представляет собой либо чувственно-интуитивный аспект, либо интеллектуально-рациональный и поэтому не может считаться истинным и приемлемым в восприятии большинства людей, поскольку «сторонники» этих диаметральностей в большинстве своём категорично воспринимают позицию друг друга. А что если соединить эти два аспекта, развивая в себе поочерёдно и интеллект, и высокую чувственность? Автор такого знания, как ииссиидиология, как раз, и предлагает этот вариант, считая его наиболее гармоничным и приемлемым. Он пишет о том, что для развития в себе высокоинтеллектуального Альтруизма нужно избавляться от эгоизма, а также осознанно и целенаправленно работать над собой, постепенно взращивая в себе такие качества, как ответственность, честность, открытость и т.п.

Примером конечной цели такой личности, согласно Орису О.В., является всякая деятельность, направленная во благо достижения максимальной пользы для нашего общества и государства. Это осуществимо посредством всестороннего развития интеллектуальности (что предполагает непрерывное изучение новейшей информации высокого интеллектуального уровня) при обязательном сочетании с подлинной (лишённой эгоизма) альтруистичностью, «включающей» ориентацию на самые высокоэмоциональные чувства и мысли. Осознанно выбирая жизненный ориентир и реализуя высокоинтеллектуальный Альтруизм, опирающийся на надёжный фундамент более достоверных и качественных знаний, такая личность своей активной творческой деятельностью способна преодолевать застойные кризисные тенденции в обществе, дипломатически достигать мудрых и удовлетворяющих все заинтересованные стороны интересов и консенсусов, базирующихся на понимании лишь позитивных принципов взаимоотношений. Полная ответственность за свои поступки и контроль любых проявлений личностного эгоизма, позволяет ей всецелостно фокусироваться на общественном служении. Постоянная осознанная работа по отслеживанию, распознаванию внутренних взаимосвязей происходящих событий, интуитивное предвидение их возможных причин, позволяет ей достичь персональной ответственности за каждый свой выбор.

Человеку, активно стремящемуся к самосовершенствованию, будет особо интересен именно высокоинтеллектуальный Альтруизм. Гармоничное развитие в себе альтруистических и интеллектуальных тенденций видится мне наиболее логически обоснованным и оптимальным. К тому же, ни один автор из числа тех, кто посвятил свои труды описанию проблематики альтруизма в обществе, кроме автора ииссиидиологии, так глубоко не проникает в суть возникновения человеческого эгоизма (а также негативизмов в целом) и не предлагает конкретных мотиваций и методов культивирования альтруизма.

На мой взгляд, в условиях развития современного общества люди мало информированы о необходимости культивирования альтруизма. Полагание на самостоятельное развитие морали и нравственности такого общества - процесс довольно длительный. Я убеждена, чтобы действительно что-то изменить в окружающем мире, начинать нужно с самого себя, «заражая» собственным примером других людей.

Ссылки на первоисточники:

1. Чалдини Р., Кенрик Д., Нейберг С. Социальная психология. Пойми себя, чтобы понять других. В 2 Т. — СПб.: прайм-ЕВРОЗНАК, 2002, стр.15

2. Ильин Евгений Павлович, Психология помощи. Альтруизм, эгоизм, эмпатия. Издательство: Питер, 2013 г.

3. Современный психологический словарь / Под редакцией Б. Г. Мещерякова, В. П. Зинченко. — Санкт-Петербург: Прайм-Еврознак, АСТ, 2007. — 496 с. — (Психология — лучшее). — 3000 экз. — ISBN 978-5-17-046534-7, ISBN 978-5-93878-524-3

4. Jonathan Seglow (Ed.). The Ethics of Altruism. ROUTLEDGE CHAPMAN & HALL. London. — ISBN 978-0-7146-5594-9.

5. Клайв Стейплз Льюис, «Просто христианство» (Mere Christianity, 1952, на базе радиопередач 1941—1944 годов)

6. В. Зеленский. Словарь аналитической психологии, М., Когито-Центр, 2008 г.

7. Поддьяков А.Н., Альтер-альтруизм // Психология. Журнал Высшей школы экономики. 2007.Т.4.№3.С.98–107.

8. Кейсельман (Дорожкин) В.Р. - Альтруизм: так называемое добро ISBN: 978-966-435-245-8 Год издания: 2010, Издательство: Таврия, Серия: Научное издание

9. Орис О.В., «Бессмертие доступно каждому», Том 15, Изд.: ОАО «Татмедиа», г. Казань, 2011г.

10. ССЫЛКА №10

 

Просмотров: 1707