Стихи

Городская сказка

Вначале была просто встряска – 
Хотелось по-новому жить.
Историей стала завязка,
Как некто хотел полюбить.

Случайная встреча, некстати, –
Работа, всё «невпроворот»…
 У многих бывает так, кстати,
Почти «как в кино» поворот.

Герой – «не совсем», но – хороший,
Стандартный набор добрых дел, 
На тысячи прочих похожий – 
Чей просто работать удел.

Исходный сценарий был общий – 
Освоить «азы бытия»:
Он знает «свой шест», и не ропщет.
(Во всём был – почти что, как я).

Стремление в жизни достигнуть
Того, что уже где-то есть,
Пути к совершенству постигнуть
И отстоять свою честь.

Ввернуть пару слов в разговоре,
Ни в чём не перечить себе.
И верх одержать в каждом споре…
Короче – всегда быть в борьбе.

В себе ощутил это остро
Почти «на все сто» род людской!
Итак, получается просто
Типичный сюжет городской.

Весной (впрочем, это неважно)
Когда наш герой юным был,
Ни с чем не считаясь, отважно,
Впервые Её полюбил…

Что дальше случилось – известно,
Есть в книгах о том много строк.
Скажу откровенно и честно, –
То был грандиозный урок!

И дело не в том, сколько шишек
Пришлось получить, чтоб понять, –
Девчонок (и, кстати, мальчишек)
Нельзя, как перчатки, менять.

Не стоит считать свою меру,
У ищущих – трудный удел!
Кто смог это принять на веру,
Тот сбросил с себя груды дел.

Случается, кладоискатель
В награду получит свой клад,
А в речке – упорный старатель
Отмытому золоту рад.

Сравнения эти убоги,
Для тех, кто в Душе ищет Свет.
Что ж, мы выбираем дороги,
Порой, не услышав совет.

«Пророков в Отечестве нету»…
Пытаются все донимать!
Кто цену укажет совету,
Что дали отец, или мать?

Любовь создавать трафаретом
Пока что, никто не сумел, –
Художникам (или поэтам)
Хотелось Души, а не тел.

Но, снова вернёмся к рассказу.
Когда нужный срок подошёл,
По плану, конечно, не сразу,
Герой свою Музу нашёл.

Они – как от Целого – части!
Мечту воплощая свою,
Решив, что нашёл своё счастье,
Он, даже, построил семью.

В Любви ворковал и трудился,
Потоком слова в письмах лил…
Женой, то есть Музой, гордился.
Её рай и блаженство сулил.

И рай, и блаженство – всё было.
Но, только, «штормило» слегка.
И – крепкую лодку разбило.
Любовь на Земле – нелегка.

Как будто в машине покрышка
Вдруг лопнула на вираже!
Герой, то, уже не мальчишка,
А зрелый мужчина уже,

Имеющий жизненный опыт,
Цена, правда, опыту – грош,
И – ничего, кроме хлопот.
А он-то, напомню – хорош!

Совместно шли – грубость и ласки.
Раз так, значит, быть по сему!
Как будто дорожные встряски,
Привычными стали ему

Сюрпризы из смеси гремучей,
Что крыши сносили не раз.
Вот тут и оформился случай,
С которого начат рассказ.

Тот день, как и все, был обычный:
Подъём, в электричке борьба…
И – штрих, незаметно-отличный.
А дальше – иная судьба.

Конечно, он снова влюбился.
И (это – в который-то раз!)
Он снова с Химерами бился,
И верил, что счастлив сейчас.

Среди суетных поворотов
Промчался десяток годов,
Когда, намотав обороты,
Он стал к переменам готов.

Сюжеты все так развернулись,
Чтоб некуда было удрать,
Дорогу оставив одну лишь.
Её и пришлось выбирать.

Конечно, он сопротивлялся,
И бился, как рыба об лёд!
И так – по чуть-чуть оголялся,
Срывая иллюзий налёт.

Барьер из сплошных неприятий, –
Всё отдано глупой борьбе.
И только тогда наш приятель
Решил покориться судьбе.

Конечно, лицо сохраняя,
Конечно, лишь, как компромисс,
Конечно, не подозревая,
Что вдруг перестал падать вниз.

Страданий поток прекратился,
(Он, глупый, не знал, это – Дар!)
И снова (в неё же) – влюбился.
А там – захотел на Айфаар.

Айфаар. Непонятное слово.
Приветствие? Тайный пароль?
Но не, кто идут к нему снова,
В нём чувствуют Высшую роль.

Там, как и вокруг, были люди,
Был труд, земледелие впрок…
Герой наш, без долгих прелюдий,
Как принял всё, так и изрёк:

- Всё это – привязка понятий,
Отдушина – выпустить пар.
И тема для прочих занятий…
В Столице – слова. Здесь – Айфаар!

Особенностей превращений
Тогда неофит не нашёл, – 
Особый поток ощущений
По телу, всего лишь, прошёл.

В труде, у костра, или в песне
Искал он, каким ему быть.
Как правильней и интересней,
А главное – лучше Любить.

Так сессии дни пролетели,
Собой завершив стройный ряд.
Из мая две ярких недели
Смогли изменить его взгляд

На то, как вести себя можно,
Что это – Собой всегда быть,
В чём истины суть, а что ложно,
И, в общем, – что значит Любить.

Открылась возможность познаний – 
В себе что-то глубже узнать…
Отсюда ход повествований
Пора, в самый раз, начинать.

Итак, это было Начало
Из всех бесконечных начал.
А знание в Песнях звучало,
Когда он назад, в город, мчал.

В пути по щекам плыли слёзы,
Любить всех казалось легко…
Напомню – был май, и морозы
Ещё были так далеко…

Зелёной и синею краской
Мир выкрашен Первотворцом!
Конечно же, жизнь была сказкой
С прекрасным счастливым концом.

За чаем, в кругу, очень дружно
Велись разговоры о том,
Как всем интересно и нужно
Узнать, что же будет потом:

Как Мир этот преобразится,
Какими мы в нём сможем быть.
И как это всё отразится
В способностях больше Любить.

А жизнь продолжалась привычно.
Шли будни, потом – пир горой…
Естественно и органично 
В себе изменился герой.

Проблемы имел, но справлялся,
Не робко, и не напролом.
И с виду совсем не казался
Ни лебедем и ни орлом.

Работа вершилась спокойно,
Без гонок. Отбросив угар,
Так друг наш решился достойно
Ещё раз попасть на Айфаар.

Земля освещается светом
От Солнца лучей по утрам…
На смену весне, всегда, лето
Приходит, естественно, к нам.

Какое чудесное время!
Порывом Душа Мир творит…
Горячий поток греет темя,
А сердце надеждой горит.

Возможности – все безграничны,
Любую из них выбирай.
Твори, набирай Опыт личный,
Познай, что есть ад, а что рай…

Как смог, наш герой разобрался,
Ответы к вопросам нашёл,
Опять в путь-дорогу собрался.
И снова к Вершинам пошёл.

Точнее – поехал в машине,
Таких же набрав чудаков.
Простим его. Просто к Вершине
Пешком дошагать нелегко,

Пока ограничен он сроком,
Пока нужно много успеть,
Пока будет главным уроком 
Задача «иметь – не иметь».

Судьба ему благоволила,
Он – ей прекословить не стал.
И – Песней Любовь окрылила
На Звёздный взмахнуть пьедестал.

Двенадцать секунд с этой Песней
Его увели в новый Круг!
Вот тут стал сюжет интересней – 
Небесной Звездой был наш друг.

Я мог рассказать это сразу, –
Как Миг стал Пути бороздой,
Как Чувства заполнили фразу 
Из Песни, где был он Звездой.

Кто был Этим – знает отлично,
Что это такое – Светить,
Кто Свет этот чувствовал лично,
И смог его в жизнь воплотить.    

Писалось уже, была встряска.
И Выбор был – чем дорожить.
Теперь продолжается сказка, 
Как сразу две жизни прожить.

Всё время идут они в паре,
Лишь Духу известным Путём:
Душой мы – всегда на Айфааре,
А телом – к Айфаару идём.

Бывает – размеренным ритмом,
А то – переходим в галоп…
Порой, над вопросом нехитрым 
Застынем, полученным «в лоб».

И, даже, «увязнув в болоте»,
В Сознании держим Мечту, –
На отдыхе, и на работе
Мы ищем сквозь суету

Намёк, направление, искру,
Которые к Цели ведут.
Пусть даже не сразу, не быстро,
Но, всё же, надежду дадут

Возможность сквозь щель просочиться,
Куда не проткнётся комар, –
Любить потихоньку учиться…
Но, снова рассказ про Айфаар.

Начавшись, две летних недели
Герою прошлись по судьбе.
Как будто за день пролетели
В игре, но, скорее, – в борьбе.

Наш друг то взлетал и кружился,
То грузнул в земле «до колен».
Он с Песнями в небе прижился,
А в яме сбивал грязь и тлен.

Тогда ничего не случилось,
Чтоб можно сказать было «Ах!»
Само по себе получилось
Носиться с азартом в делах.

Конечно, было солнца много.
И море, и горы вокруг.
И стала привычной дорога
Из города – в горы, как круг.

В «былом» на ходу разбирался,
Чего-то ещё было жаль…
Там друг наш понять попытался,
Где круг переходит в спираль.

Работа велась «на отдачу» –
Искалось, в чём совесть и честь,
И стоит ли жить наудачу,
И как распознать чью-то лесть.

В Сознании отблески Знаний
Легли, как на тело загар.
Он принял одно из призваний – 
Свой Путь обрести на Айфаар.

Бурлило, рвалось и кипело,
Всё так же хотелось бежать.
Душа рвалась ввысь, в землю – тело…
Но, время пришло уезжать.

Прощальный пикник, в море – свечи.
И Песни в кругу у костра.
Растаял ещё один вечер.
И вновь – городская игра

Себе в буднях всё подчиняла,
Кричала, каким нужно стать.
Но, жить только в ней – было мало.
Наш друг научился мечтать.

Не так, как когда-то Манилов,
В подушках диванных погруз, –
Его уже к Свету манило,
Герой знал Свободу на вкус.

Он знал – есть три тысячи «можно»,
«Нельзя» только – боль причинять.
Бесспорно, без боли жить сложно,
Когда норовят все подмять!

У города – жесткие нравы,
И, логику часто поправ,
Кто скажет, хлебнувши отравы,
Где прав он, а где был неправ!

По правилам города – просто.
Несложно по будням кружить.
У каждого – собственный Остров,
Где людям в любви можно жить.

Дарить наслаждения, ласки…
А дальше границ – хоть потоп!
Так дети ведутся на сказки.
И верят – всё будет «тип-топ!».

Конечно, любить – это счастье!
Но, взгляд важно трезвый иметь, –
«Любить», означает отчасти, 
Отнюдь не синоним «хотеть».

Ещё один лист. Снова – «точка».
Вначале январь, после – март…
Одна Новогодняя ночка,
И снова команда – «На старт!».

Был сброшен запрет, и при этом
Пришёл знаменательный миг:
Негаданно ставши поэтом,
Герой написал первый стих.

Что было дано ему свыше – 
Судьбы приговор, или Дар?
В какие Миры друг наш вышел,
То знает один лишь Айфаар!

Есть в каждом таланты «от Бога»,
Сапожник он, или министр.
Неважно, при сём, скажем строго,
Медлителен ты, или быстр.

Всем нам, окрылённым Мечтою,
Когда она Мыслям под стать,
Задавшись идеей простою,
Легко можно гением стать.

Кому-то с рождения будет
Талант его Главный открыт.
А кто-то свой Голос разбудит,
Когда он «почти позабыт»!

«Откроется Ищущим», в книжке
Написано так не в одной.
Об этом знал не понаслышке
Судьбой умудрённый Герой.

Священным перстом, или «плугом»
Отпущены будут «грехи», –
Дано будет всем «по заслугам»,
А нашему Другу – Стихи!

Поэзия ценится строго
По качеству, (а не деньгам!)
Писать можно, в общем, о многом, –
Поэты подобны Богам!

Экспромт, посвящение, оду,
Балладу, поэму, сонет,
А можно в стихах про погоду,
И, даже, о том, чего нет.

Идеи висят у них друзой,
В постели «торчат под ребром».
Поэт обзаводится Музой,
Тетрадью, столом и пером…

Все мысли ложатся в тетради,
И вот что удалось понять, –
Работать удобней в кровати,
А стол – чтоб стихи сохранять.

У гениев с Музой заминка,
Она – как певцам голоса.
Без Музы – в уме есть картинка,
Но сил нет её описать.

Как в тучах лазурная луза,
Она – словно солнечный свет,
Как воздух, как Жизнь – это Муза.
Нет Музы – и гения нет!

С проблемой поэт будет биться,
Когда к нему Муза пришла,–
Как в Музу свою не влюбиться,
Чтоб после она не ушла.

С него-т ничего не убудет,
Напишет про ад, и про рай…
А Музы – они тоже люди,
Им, – тоже, Любовь подавай!

Легко возомнить себя Богом,
А кто-то им смог даже стать…
Поэты напишут, о многом.
Но, кто это станет читать?

Признания нужно поэтам,
В них сила стихов их видна,
Блестящим лихим пируэтом!
Здесь первый ценитель – жена.

Конечно, о ней тоже можно 
Десяток стихов сочинить.
Но так, чтоб не врать – это сложно.
Тут трудно поэтов винить.

В стихах раскрываются дали,
Там вся бесконечность видна…
А женщин вы в небе видали,
И именно, чтобы «жена»?

А это – особая сказка,
В ней главный вопрос – «быть–не быть».
Должна быть к чему-то привязка,
Как в городе можно Любить?

На кухне, в делах на работе,
Где даже нельзя помечтать,
На ветке в саду, в огороде…
Кто скажет, как там Богом стать?

А сердце полётов желает, 
И падать не хочется вниз!
Но город пирог предлагает
С названием «Постная жизнь».

Как будто бы чёрная месса
В Душе отложила нагар.
…Чтоб вывернуться из-под пресса,
Продолжим рассказ про Айфаар.

Октябрь ли, декабрь, или август, –
Айфаар был и будет всегда.
Печаль на Душе, или радость, –
Мы с ними приходим сюда.

Минуты Айфаара – как вечность,
А вечность Айфаара – как миг.
В мгновение, сквозь бесконечность,
Проходит в сознании сдвиг!

И дальше – уже по-другому.
А что – наугад не понять.
Там, «в людях», насытясь «мирскому»,
Айфаар можно сердцем принять.

Здесь место всегда есть для сказок,
В привычку вошли «чудеса».
Всё ясно, без лишних привязок.
И в женщине – все небеса!

Бывает, ещё, и покруче!
Но, это – особый раздел.
Айфаар по-другому жить учит.
Айфаар – это мудрых удел.

Известно – где дом, там и печка.
В неё – пламя, чтоб тело согреть…
Для слабых – Айфаар – это свечка.
Удел мотылька – в неё сгореть…

Прорвавшись, уже не кончался 
Из мыслей в уме шумный рой.
Так в жизни потоке качался
Душой на весах наш герой.

Идёт к завершению сказка,
Все жизни имеют конец.
Но это ещё не развязка.
Зачем нам терновый венец!

Всему идеал – это счастье.
К нему мы исконно идём.
Сюжеты судьбы – его части
Сплелись филигранным путём.

Узор жизни, бисером шитый,
Понятен на цельном холсте.
Секунды минуты прожитой,
Как капли на белом листе.

Рисунок, а, может, помарка,
Кто скажет, что там, на листке?
Так кружится чая заварка
Потоком в крутом кипятке.

То прям шёл наш друг, то пригнувшись,
Страдал, удивлялся, любил.
Чтоб после, в конце, улыбнувшись,
Сказать смог: «Я всем этим был!».

То руку врагу подавая,
То, вдруг, увлекаясь борьбой,
То – просто цветы поливая,
Всегда оставался собой.

То горы вокруг, то столица, –
Возможность работать, гулять,
Чужие и милые лица…
А стоит ли всё разделять?!

Награда за дни ожиданий – 
Походы к любимым горам…
Кто сможет прервать цепь страданий,
Тот сможет собой править сам.

Не киснуть, не ныть, не валяться,
И жизнь на куски не делить.
Любить, иль хотя бы влюбляться,
И – песни петь, а не скулить!

Ботинки, пиджак, брюки, маска – 
Таков городской этикет.
Угар, споры, в транспорте тряска
Собой завершают букет.

Огромная куча навоза – 
Страстей, вожделений и слёз.
Всё вместе – житейская проза
Для роста в Душе нежных Роз.

Надеясь, за Веру страдая,
Теряем и ищем свой След,
На Бога порой уповая.  
Но держим всегда Путь на Свет.

Дороги Души – кто их знает?
Как в море пространство воды.
Так ветер в пустыне гуляет,
Чужие сметая следы.

Вчера – это был уже кто-то,
А завтра – другой будет он.
Обычная наша работа,
Незыблемый, вечный Закон.

И горы, и город, – все вместе,
Герою сказали, как быть.
Ему показали, без лести,
Что Радость – возможность Любить.

Ищите. И будет подсказка,
Как жить без тоски и фанфар.
Но, то уже – новая сказка,
О том, что такое – Айфаар.

Просмотров: 605
Новые стихи автора