Как я пришёл к ииссиидиологии

В этой статье я делюсь опытом поиска духовного источника и его завершением - находкой ииссиидиологии. Надеюсь, что эта статья будет полезна таким же физико-математическим индиго-конфигурациям, с детства искавших и не находивших ответов на самые важные вопросы о смысле жизни и предназначнии человечества.

Вопросы родом из детства

Когда сталкиваешься с чем-то принципиально новым, сложно выразить своё отношение – это новое настолько меняет твои представления, что ты перестаёшь помнить себя «прежнего» и начинаешь жить новой жизнью. Именно так произошло и со мной.

В школьном возрасте, впервые столкнувшись с фактом смертности людей, я задался вопросом: «Неужели всё к чему этот человек стремился всю свою жизнь, все его знания, навыки, бесценный опыт может вот так просто взять и исчезнуть? Неужели, если умрёт кто-то из моих близких, всё богатство его чувств и знаний просто закопают в землю? Ведь это абсурдно!». На тот момент (начало 80-х) ничего кроме условного образа «Высшей Силы» от своего научно-атеистического окружения я не получил, а в существовании чего-то сверхразумного, организующего, упорядочивающего и направляющего наши жизни я не сомневался – поверить, что какие-то, пусть даже очень умные люди движут и организуют нашу цивилизацию я не мог. Думая о смерти и «Высших Силах», я размышлял примерно так: «Неужели эти Высшие Силы такие глупые, чтобы они могли так неэффективно и нерационально распорядиться своим же богатством? Вот так просто дать ему пропасть, умереть?».

Вторым вопросом, возникшим чуть позже, когда я стал интересоваться физикой и её разделом – квантовой механикой, и на который я никак не находил для себя ответ, был следующий: «Если у меня есть столько возможностей для реализаций своих разносторонних интересов, то почему же я на практике способен выбрать лишь что-то одно? Куда деваются остальные мои интересы? Не могли же эти самые Высшие Силы (если они и вправду высшие) не предусмотреть, казалось бы такой простой вещи, - возможность реализовать все свои интересы и мечты.» Тогда мне казалось, что имеющаяся ситуация устроена крайне несправедливо – при наличии большого разнообразия своих познавательных интересов (геология, химия, физика, туризм, конструирование и моделирование, фантастическая и художественная литература), большинство из них оставались «за бортом» моего внимания, потому что я не успевал объять всё и сразу.

Школа, смятение чувств

Чем дальше я учился в школе, тем больше у меня возникало вопросов, на которые ответить никто из окружавших меня не мог. Помню колоссальное смятение, в которое погрузилось моё сознание, когда я понял, что якобы универсальная модель восприятия мира под названием математика, лишь на доли процентов отражает собой то бесконечное разнообразие цветов, звуков и чувств, которые я был способен переживать. Сознание протестовало против сухого догматизма арифметики: «одно яблоко у Коли и два яблока у Маши равно три яблока», - а ведь за этой сухой констатацией факта полностью теряется всё эмоциональное наполнение любой ситуации! Мне, ребёнку, согласиться с этим было крайне сложно – ведь от Правды, которую я видел, чувствовал и понимал, оставались лишь крупицы в виде безликих формул.

Чуть ближе к моему переживанию Жизни оказалась физика и химия, - они старались описать то, что есть на самом деле, выявить принципы устройства и закономерности во взаимодействиях. Это было намного интереснее, хотя и поражало порой меня примитивизмом тех моделей мироустройства, которые давались в разделах механики, молекулярной физики, электродинамики…
Как я вспоминаю сейчас, больше всего непонимания рождалось в связи с оторванностью физико-математических, биологических и химических моделей от реально переживаемых мною чувств. Психологию мы не изучали, поэтому ребёнку, от природы обладающему системным и аналитическим мышлением, понять свои мысли и переживания оказалось крайне сложно – их не к чему было «приклеить», - переживания были сами по себе, а естественно научные предметы – сами по себе.

Во всех изучаемых в школе (а в институте ядерной физики, благодаря ещё более узкой специализации это проявилось в ещё большей степени) дисциплинах чувствовалось одно общее сходство – они не объясняли суть происходящего вокруг меня. Пытливый ум всегда ищет причинно-следственную связь и на её основе пытается выявить закономерности поведения и принципы функционирования. Именно этого до сегодняшнего момента не могла дать ни одна наука (конечно, на мой взгляд) – каждая из наук скрупулёзно и детально исследует свою узкую область и чаще всего точек соприкосновения-пересечения между этими науками достаточно мало.

С этого момента в моём сознании начался неосознаваемый «перекос» в ментальность – попытки разобраться в своих чувствах я отбросил в виду отсутствия какого-либо системного подхода к их анализу, и сосредоточил все усилия на доступном мне ментальном моделировании окружающей действительности через существовавшую на тот момент «научную парадигму».

Просыпание

Очнулся я лишь спустя несколько лет, когда стал заниматься восточными единоборствами и вспомнил, что у меня есть чувства!, что кроме «ментала» у меня есть разные психические состояния, о которых мне говорил сэнсей, и которые я действительно мог прочувствовать через попытки медитации и каким-то непостижимым образом я стал понимать, как много внутри меня всего есть. Одновременно с этим в России появилась «мода на эзотерику» и я стал жадно поглощать те крохи информации, которые были доступны в начале 90-х.

Вначале, это было озарение – оказалось, что мир намного шире и интереснее. Оказалось, что кроме математики, физики и химии есть огромное множество подходов к познанию мира – мои представления обогатились «кусочками» из психологии, эзотерики, буддийских практик, йоги, философии, оккультизма, парапсихологии, биоэнергетики, альтернативных физических теорий. Особенно радовало издательство «София», благодаря которому я ознакомился со множеством интересных зарубежных книг, переведённых на русский язык. Не буду перечислять книги – тут у каждого свой путь и свои познавательные интересы. Дальше озарение стало меркнуть – эти знания слабо «стыковались» с наработанным в детстве хим-физ-мат-багажом. Как я ни старался, но провести аналогии и параллели между чувственной стороной своей жизни и ментальной, у меня не получалось. При этом я непрерывно чувствовал глубокую целостность всего, что нас окружает – мысли, чувства, эмоции, переживания, настроение, даже взгляд, - всё это каким-то образом должно быть связано с материей.

Ледбитер, Алиса Бейли,  Блаватская, Гурджиев, Мельхиседек, Штайнер проливали свет на существование чего-то «Высшего», но опять это «Высшее» не имело практического отношения к моей жизни, - что толку от «Вознесённых Владык», рассказывающих хорошо известные истины, если я не вижу «каким образом» и «по какой дороге» к Ним идти. Книги по духовным практикам Профетов, Рерихов, Ошо, Саи Бабы, Кришнамурти я с удовольствием читал, но понимал, что я слишком далёк от них – то ли в силу своего низкого уровня духовного развития, то ли от недостатка чувственности, но понимая умом их слова, я не мог ни на миллиметр продвинуться «вглубь себя». Как ни странно, но самой захватывающей стала художественная книга Антаровой «Две жизни», - настолько в ней наглядно и чувственно выписаны образы Великих Учителей. Но, несмотря на колоссальное обилие информации, понимание не приходило – оно всегда было где-то «на пол-волоска» от меня, но поймать его я не мог.

Открытие

Первым намёком на возможность разобраться в царившей на тот момент в моей голове сумятице, стали ранние книги Ориса из цикла «Искусство умирать» и «Дневники трансмутации». В этих, казалось бы простых тонких книжечках, я почувствовал едва уловимую связь между миром чувств и аналитическим подходом человека, имеющего способности наблюдать «посмертные состояния». Это было первым проблеском в поиске ответа на мой детский вопрос «о бесцельности процесса смерти». В этих книгах я увидел, не абстрактно-эзотерическую информацию о Лучах, Учителях и Душе, а живые впечатления конкретного человека о возможностях какого-то продолжения процессов самоосознавания и после смерти.

Буквально через несколько месяцев после прочтения «Дневников» и «Искусство умирать» я нашёл в Москве новую книгу – «ИИССИИДИ». Здесь всё стало заметно серьёзнее – появилась новая система ИИССИИДИ-Центров (энергетических центров сознания человека), многоуровневый и разнокачественный механизм Самосознания (с привязкой к ИИССИИДИ-Центрам), классификация астральных, ментальных, физических и эфирных тел, описана эволюционная перспектива трансмутации нашей ДНК, описаны разные типы реальностей (на основе наблюдений и анализа автора), введены понятия эволюционной и инволюционной ветвей развития и многое другое. Что меня, как системного аналитика по образованию и педанта по подходу, привлекло, так это способность автора не только брать «сверху» новую информацию, но и его способность анализировать и логически связывать между собой те понятия, которые возможно и упоминались в других источниках (в основном в философии, психологии, эзотерике и генетике), но представлялись мне до этого разрозненными и неупорядоченными.

Отдельного внимания, на мой взгляд, заслуживает предложение автора не довольствоваться устаревшими понятиями, доставшимися нам из многотысячелетних учений или примитивными рисунками чакр в виде «спиц» и «колёс», а принципиально новая система космических кодов, состоящих из сложных сочетаний букв и по утверждению автора, являющихся звуковым эквивалентом более универсальных понятий, используемых целыми группами космических цивилизаций, вышедших на более высокие уровни развития. Орис утверждает, что эти коды являются резонационными звуковыми сочетаниями, которыми можно пользоваться (при соответствующей подготовке) для медитаций на более глубокий и универсальный их смысл, а в будущем они дадут возможность на телепатическом уровне взаимодействовать с представителями цивилизаций, имеющих схожее с нами направление развития.

В «межгалактический» язык я сразу поверить не смог, а вот сама идея ввести новую терминологию, чтобы описывать новые принципы устройства Мироздания, мне показалось очень правильной. Какой смысл вместо слова «интерференция» каждый раз писать «процесс взаимоналожения волн, ведущий к перераспределению максимумов интенсивности», если всю группу схожих явлений можно определить специальным термином.

Айфаар

В общем, «ИИССИИДИ», а затем и вышедшая вслед за ней «ИИССИИДИ-II», заставили меня задуматься о том, что кому-то удалось начать процесс сближения естественных наук и механизмов сознания. Спустя некоторое время я решился позвонить автору книг и через полгода приехал в Крым, где уже в течение нескольких лет Орис с командой единомышленников строили духовный центр. Не стану описывать это место – Айфаар, только отмечу, что Это ни на что не похоже, - Орис постарался аккумулировать в своём подходе все доступные средства для интенсивной духовной работы.

Здесь никогда не шла речь о посвящениях, рангах, данах и прочих регалиях, которые обычно отталкивают здравомыслящего человека, понимающего, что за подобным «фасадом» находится коммерчески обоснованная система извлечения прибыли через механизмы стимуляции честолюбия (тщеславия, духовной гордыни и прочих болезней духовного роста). Вопреки социумной логике за любую работу на Айфааре только одна награда – твоя альтруистичная Радость от процесса полной самоотдачи, а критерий успеха духовного самосовершенствования – умение устойчиво пребывать в позитивных психических состояниях и умение быстро и эффективно трансмутировать негативные состояния через осознанный поиск мотивации и механизм прощения-покаяния. Такая честность и прямота подхода очень удивила меня, - вместо «зазывалок» и саморекламы, с порога я услышал, что во мне не сильно нуждаются, и если я хочу чем-то помочь, то не стоит ждать благодарностей или почестей.

Новое Знание

На Айфааре я узнал, что готовится к изданию новый двухтомник под названием «Благая Весть». Ознакомление с рабочими материалами этих книг позволило мне сделать вывод, что Орис продолжает углублять и расширять выбранное ранее направление, стараясь как можно подробнее описать энергетические и эфирные структуры каждого ИИССИИДИ-Центра, формируя описательную базу тех психических качеств, которые способны проявлять так называемые «чакрамные персоналии», которые по смыслу напомнили мне понятие «архетипов» у Юнга. Кроме «теории чакрамных персоналий» в книгах «Благой Вести» Орис постарался описать собственное видение структуры пространства и времени, при этом основным постулатом, на сколько я смог для себя определить, декларировался принцип многомирия, основанный на особой системе качественности информации, наполняющей каждый из этих миров.

Известная мне с институтских времён теория Хью Эверетта, являвшаяся альтернативой копенгагенской интерпретации квантовой механики, и в то время не вызвавшая у меня интереса в силу своей абстрактности, в интерпретации Ориса была радикально дополнена размышлениями о роли информации в механизме перехода между мирами. Тем самым эвереттовский постулат о многомирии получил смысловое наполнение – процесс эволюции самосознательных форм стал опираться на механизмы синтеза разнокачественной информации. С другой стороны процессы синтеза информации Орис спроецировал на многоуровневую структуру самосознания, дав подробную информацию о разнообразии возможных форм нашего (человеческого) проявления в разных типах физических реальностей.

Что меня окончательно утвердило в представлениях о многомирии – краткие высказывания Ориса о моих параллельных сценариях, где стали происходить совсем другие события. Я поймал себя на том, что действительно в определённые периоды жизни стоял перед выбором, анализируя правильность того или иного решения, и в итоге слова Ориса сходились с теми выборами, которые при анализе я отбросил как «неподходящие». Ещё больше я удивился, когда понял, что ошибался в своём анализе из-за недостатка информации и «те» другие сценарии могли бы оказаться намного более перспективными и творчески полезными для меня, чем «тот», где я оказался сейчас.

В довершение, в «Благой Вести» Орис впервые представил многоуровневую и многомерную систему мироздания, которую он назвал «Диапазоны Плазменных Сил», и которая включает в себя кроме нашего нынешнего 3-4 мерного диапазона проявления, всё разнообразие типов и видов самосознаний, начиная от самых примитивных низкоастральных сущностей, которые не способны проявляться в силу своей примитивности в наших мирах, до высших уровней мироздания, объединяющих в себе миллиарды разнотипных и разнокачественных Вселенных.

Перспектива мироздания, описанная Орисом, поистине поражала воображение – вся наша Вселенная, не говоря уже о нашей планете или цивилизации, предстали в моём воображении даже не крохотной песчинкой в «океане песка», а лишь трудно различимой молекулой в бесконечности Высшего Творения. Несложные математические операции очень быстро «выскакивали» за заветную с детства границу гугла (10exp100), а воображение терялось в бесконечности существующих возможностей нашего развития.

Что меня вдохновило, так это раскрывшийся новый необозримый горизонт, который, вобрав в себя мои детские вопросы, превратился в гораздо более серьёзные размышления о человеческой природе и одновременно породив ещё больше гораздо более сложных вопросов.

Параллельные поиски альтернативного источника чего-то похожего на информацию Ориса натыкались лишь на новые «компиляции» и интерпретации старых концепций. Механизмы функционирования сознания по-прежнему детально способны были рассматривать лишь психология и психоанализ, но в отрыве от материального носителя этого сознания – тела, а принципы устройства материальности – естественные науки, никак не желающие признавать разумность материи. Подобная безальтернативность лишь подхлестнула мои попытки разобраться в информации Ориса.

Закончив двухтомник «Благой Вести», Орис достаточно большой промежуток времени посвятил чувственному творчеству – написанию стихов на мотивы старых песен. Песни Ориса – это необычно, у меня с первого же момента их пения на Айфааре стали всплывать в сознании отрывки чего-то по-детски приятного и тёплого, доброго и задушевного, светлого и радостного, позитивного и воодушевлённо устремляющего. Передать словами эти чувственные состояния я бы не взялся, да и слов то таких, наверное, в нашем лексиконе пока ещё нет. Зато те образы, которые Орис смог вложить в свои песни, ни на что ранее мне известное не похожи – в этих образах нет нашей земной мути, мелочности и суеты, в них есть лёгкость и окрылённость, глубина и душевность.

Переоценка ценностей

По возвращении в Москву я понял, что не все люди пока способны воспринимать эту, так называемую высокочастотную составляющую айфааровских песен, – для некоторых людей, которые у меня в машине слышали песни в исполнении женского хора Айфаара, как они сами признавались, слова звучали фальшиво и надуманно высокопарно. На мой взгляд, эти люди, часто слушающие роковую и битовую музыку, временно утратили связь со своими высокочастотными уровнями самосознания и потеряли веру и надежду, что на Земле действительно может существовать что-то доброе, чистое и красивое.

Признаюсь, что моё собственное Сознание на тот момент было настолько сконцентрировано на вопросах выживания-зарабатывания, в психологической основе которого лежали «личные договорённости», «разговоры по понятиям», «крышевания», «отстёгивания», что смысл некоторых песен я не мог уловить, а в нескольких песнях я как ни силился не мог услышать слова – они как будто незаметно проскакивали мимо моего внимания и я вынужден был перематывать снова и снова чтобы их услышать. И здесь вопрос был не моей глухоте или плохой дикции исполнителей, - отнюдь, моя жена замечательно слышала все слова и «переводила» мне непонятные места. Это как белые пятна в моей системе восприятия, которые никак не поддавались моему логическому осмыслению – у меня просто не были активны те уровни, которые отвечают за высокую чувственность.

И ещё, позже я понял, насколько сложную задачу решал Орис, когда писал свои песни – ведь, несмотря на всё богатство русского языка, нужных слов для передачи огромного спектра и широчайшего разнообразия тех высокочувственных состояний, которые Орис старается передать через свои песни, в нашем запасе просто отсутствуют. В нашем языке очень мало чувство-слов, которые бы способны были передать оттенки нежности, оттенки приятия, сопереживания, заботы, вдохновлённости, открытости, доброжелательности, сердечности, душевной теплоты, творческого энтузиазма, преданности, доверия, веры… Простое слово - «любовь», а как бесконечно много самых различных эмоциональных состояний скрывается за этими буквами и мы не в состоянии передать другому свои состояния, лишь потому, что у нас нет этих «чувство-слов», которые бы были способны передать мельчайшие оттенки наших эмоций, чувств и переживаний.

Рождение Ииссиидиологии

Следующим этапом развития собственного Знания стало создание Орисом новой универсальной системы взглядов на принципы устройства мироздания и человека под названием Ииссиидиология, которую он предложил расшифровывать как «Новейшие духовно-космологические представления о Вселенной и человеке». Насколько я смог понять автора, этап создания Ииссиидиологии ознаменовал собой переход к более научному способу трактования и изложения той внутренней Информации, которой обладает Орис. Если в материалах «Благой Вести» ещё можно было встретить образы и понятия, основанные на божественности и абсолютной недосягаемости-непознаваемости Вечного, какие-то аналогии с Душой, Духом и Монадой (здесь я не забываю, какую огромную роль сыграло Христианство на творческом пути и в жизни Ориса), то Ииссиидиология полностью отказывается от «игры в религиозные чудеса» во всех их разновидностях, слепого доверия «высшим силам», поклонения неведомому, безответственному перекладыванию заботы о выборе своей судьбы «на плечи» всемогущего Господа, и многим другим моментам религиозной ограниченности мышления, которые на протяжении последних сотен лет вступали в открытое противоречие с научно любознательным, пытливым и неумолимым желанием человеческого Разума понять своё место в эволюции Вселенной и понять механизмы и принципы устройства самой Вселенной.

В моём личном восприятии и к моей глубочайшей радости, неформальным девизом Ииссиидиологии стал принцип «Ничего необъяснимого не бывает, только нужно как следует над этим поразмыслить, поискать информацию и не стесняться пользоваться интуитивными уровнями сознания»! Это именно ТО, чего я так давно и безуспешно ждал многие годы – возможность избавиться от примитивизма, узости, фрагментарности и ограниченности мышления, навсегда уйти от необходимости веры во что-то «высшее» вместо веры в самого себя, и наконец-то поверить, что наша цивилизация сможет последовательно, разумно и целостно объяснить себе всю окружающую нас действительность, вплоть до мельчайшего движения атома и ускользающего смысла мимолётного чувства.

Заключение

Немного позже Орис предложил мне войти в состав группы редакторов, чему я был необычайно рад. Это предложение для меня большая честь, - ведь мои скромные знания в физике и математике основаны на информации, полученной в физико-математической спецшколе и факультете кибернетики в МИФИ. Как видите вопрос тут не в регалиях и званиях, а в истинном Интересе, в желании познать себя и мир.

На этих страницах я постарался кратко передать вам итог своего пути, где в конце концов я смог обрести толику Понимания, к которому я стремился многие годы и смог нащупать более глубокий и позитивный Смысл Жизни. С этим Смыслом хочется просыпаться, работать и думать, этот Смысл даёт Любовь, силы и Понимание, этот Смысл помогает радоваться общим, а не своим личным, делам, этот Смысл даёт Веру в завтрашний день с Пониманием и Благодарностью за каждый миг, этот Смысл заставляет искать дальше.

Дорогой читатель, пусть моя краткая история поиска Смысла Жизни поможет тебе больше поверить в свои силы и не бояться искать, искать и ещё раз искать Истину.

Уулларг Хооллгм, 16 октября 2012 года

Просмотров: 1706