Айфаар – мой духовный Путь

В предыдущей статье «Как я пришёл к Ииссиидиологии?» я постарался подробно рассказать, почему перечитав много книг, остановился на трудах Ориса, став его поклонником. В этой статье, дорогой читатель, я хочу рассказать о том, как происходило моё духовное становление и как моя судьба стала притягиваться к Айфаару, духовной школе Ориса.

Глава 1. Айфаар

§1.1. Притяжение

В начале мне необходимо сделать небольшой экскурс в свою биографию и пояснить отдельные моменты. Дело в том, что мне бы не хотелось, чтобы у вас появилось ощущение чуда, – как будто информация Ориса «спустилась в моё сознание» во сне и я нашёл свой Путь. Отнюдь нет, – это была трудная витиеватая дорога поиска, спотыканий и сомнений.

Зарождение духовного интереса и поиск новой системы ценностей начались гораздо раньше, чем мой первый приезд на Айфаар в 2005 году, и происходил из мощного погружения в материальность. Многие годы, начиная с момента выхода из лона родительской семьи и обретения автономности в 1988 году (на тот момент мне было 17 лет) я бился за вопросы выживания: где жить, что завтра кушать, как обустроить свой и семейный быт, как стать достойным и уважаемым членом общества. Моё сознание было полностью поглощено этими вопросами. К 1999 году у меня наметилась пусть и неустойчивая, но зримая тенденция к стабильности – постоянный доход, хорошая работа, милая и заботливая жена, родился сын. Это была заявка на социальный успех! Мне уже даже казалось, что именно такой и должна быть моя жизнь дальше, – сытой, спокойной, «с медалями и почестями» за хорошую работу и крепкую семью.

Но, дремавший все эти годы интерес к чему-то внутреннему и неутолимое желание разбираться в том, как устроен мир, освободился вместе с насыщением обычных потребностей. В 2000 году я встретил необычную девушку по имени Юля, которая умела делать «странные вещи» и уверенно говорила о развитии сознания и способностей. Её уверенность в других – нематериальных – ценностях меня шокировала. Для меня это был нонсенс, коллизия в сознании! Вспыхнувшие между нами чувства стократ усилились притягательностью её интуитивно-стремительного типа мышления, способствуя пересмотру материально-приземлённых аспектов моего мировоззрения. Увы, этот период длился недолго, – сильные чувства требуют серьёзных выборов, а я оказался не готов к ним! Семейные ценности оказались «тяжелее» и под их гнётом Любовь умерла. А за ней через год от рака умерла и Юля.

Несмотря на смерть, Искра, которую она пробудила в моём сознании продолжала разгораться всё сильнее! Я хотел стать таким, как Она! Спавший многие годы «ген самопознания» пробудился с новой силой. Я начал каждую неделю посещать «книжный развал» на Олимпийском и искать источники информации, которые помогли бы хоть как-то удовлетворить жажду познания и понять: кем была она и кто мне её послал? Именно тогда стало понятно, что в моей жизни люди встречаются не просто потому, что я хочу с ними познакомиться. При погружении в информацию по эзотерике, йоге, буддизму и разным духовным практикам, ко мне стало приходить понимание, что всё, что я делал многие годы для того чтобы стать «нормальным членом общества», уже не имеет смысла. По сути это была реализация моего тщеславия и честолюбия. Оказалось, что всё это время я шёл «не в ту сторону», и что теперь делать дальше – непонятно!

 

Следующие два года я пытался понять всё ли со мной в порядке. Почему из всех моих родственников, друзей и знакомых только меня интересуют книги по эзотерике, биоэнергетике, парапсихологии? Это был период неопределённости и хаотичного блуждания между эзотерическими учениями, когда проснувшийся интерес к самопознанию не находил реализации в моей жизни. Ситуация изменилась в 2004 году, когда я в очередной раз сёрфя по интернету в поисках чего-то нового, нашёл книги Ориса. Последовательно и взахлёб я изучил большую часть его произведений и пришёл к выводу, что ничего лучше и интереснее ещё не читал. На вопрос «что такого я нашёл у Ориса, чего не было больше нигде?» я постарался рассказать в предыдущей статье «Как я пришёл к Ииссиидиологии?». А если отбросить логику и оставить только интуицию, то просто понял, что это - правильная информация и что искать больше не нужно! Правильность моего выбора подтверждало и то, что в отличие от множества эзотерических источников этот автор жив, разговаривает по-русски и живёт в моей родной Украине.

В 2005 году мне удалось первый раз поехать на Айфаар. С этого момента в моей жизни начался новый период, – впервые после смерти Юли я нашёл людей, близких мне по Духу. Среда единомышленников и наличие общей духовной цели инициировало во мне процесс пересмотра системы ценностей. Теперь я чётко понимал, что период хаотичного блуждания окончен и пора начинать серьёзную внутреннюю работу.

§1.2. Первые впечатления

Начиная с 2005 года, мне удавалось часто посещать Айфаар Аииллиисс – место в Крыму, где ииссиидиология тестировалась в реалиях жизни и воплощалась на практике. Каждый раз приезжая сюда, я отмечал, что люди здесь живут совсем другими интересами. Радость и взаимопонимание, которые мне удавалось поддерживать лишь в узком семейном кругу, на Айфааре были присущи всему коллективу. Для меня это воспринималось как другой, более высокий уровень отношений. Самым удивительным для меня фактом было то, что айфааровцы мало беспокоятся о личных интересах. Для меня это был отличный знак! Не первый год управляя бизнесом, я понимал, что любая хорошо работающая система строится на людях, которые больше думают про общее дело, а не о себе! На Айфааре этот подход возведён в ранг правила – Альтруизм является одним из его идеологических столпов и предполагает, что человек большую часть времени посвящает коллективным проектам.

 

Каждый раз приезжая в гости, я окунался в необычную атмосферу слаженности, взаимопомощи и что очень важно для меня – устремлённости к высокой Мечте. Да, мне могут напомнить, что моё детство и юношество прошли при социализме и в моём сознании работает программа коллективного хозяйствования и идеального общества. Всё верно, только несмотря на кажущееся сходство идеи Айфаара и коммунизма, по сути это абсолютно разные вещи. Фундаментом социализма/коммунизма является обобществление средств производства и стремление к социальному равенству, что по сути является экономической доктриной, совмещённой с зачатками демократии. Такой фундамент не подразумевает серьёзную духовную работу, а направлен на более или менее справедливое распределение материальных благ.

§1.3. Мечта и Путь

Айфаар предложил мне нечто совершенно другое – Мечту с большой буквы. Мечту о светлом будущем, никак не связанную с деньгами и успехом. Это Мечта, в которой есть место высокой и беззаветной Любви, бескорыстному и вдохновенному Творчеству, Сотрудничеству людей на основе глубокого понимания роли каждого в общем деле, честности, искренности и сердечной радости. В этой Мечте нет места страхам, агрессии, бессилию, депрессиям, хитрости, двуличию, жадности и прочим порокам. Описывая Мечту, которую смог прочувствовать на Айфааре, я использую очень простые слова! Кому-то это может показаться по-детски наивным. Но, дорогие мои, разве вы не возвращаетесь мыслями в своё детство, вспоминая именно светлые и тёплые моменты? В глубине души мы ценим эти простые, но такие важные состояния и душевные качества. Качества, которые в современном обществе уважают лишь на словах. А на практике те, кто исповедует их как основу своей морали, часто подвергаются или саркастическим насмешкам, или жёсткой проверке на эталонность их проявления! Думаю, вам знакомы такие фразы: «сначала на себя посмотри», или «у самого рыльце в пушку, а лезешь других учить» и прочие «остужающие высказывания», порождающие ощущение безвыходности и сомнения даже в самой возможности движения к Мечте.

А Мечта внутри каждого из нас никуда не девается. Она не может умереть. У многих из нас с годами она лишь всё дальше погружается в пучину страхов и сомнений – «а реально ли это на самом деле? Может, Мечта - это утопический бред воспалённого сознания?». Но бессмертный характер Мечты позволяет ей пробиться через все наносы страхов и сомнений. И она, как живительный ручеёк Любви, проявляется в сознаниях самых закоренелых антиутопистов и материалистов через мечтания «о хороших детях», «о доброй и понимающей жене», «о хороших отношениях с родителями», «о благополучии и изобилии».

 

Впервые попав на Айфаар, я был удивлён тому, что здесь свободно и без насмешек говорят о Мечте. Говорят, как о чём-то вполне реальном и достижимом, пусть не близком, но с Надеждой и Верой. Наоборот, относятся серьёзно и помогают проанализировать, что мешает её осуществлению, почему не получается. И никто не считает зазорным или глупым порассуждать о Доброте и добрых поступках. На Айфааре мне впервые удалось почувствовать и понять, что к Мечте о мире, построенном на принципах добротолюбия, мудрости, свободы творчества, честности и искренности, можно идти спокойно и уверенно. Для меня это было сродни волшебству! Ведь раньше я думал, что моя Мечта о прекрасном светлом и добром мире – это несбыточная сказка.

А несбыточной для меня она была только из-за меня самого, из-за «тёмной стороны» (негативной стороны моего сознания), которая не давала мне даже шаг сделать навстречу Мечте. Что-то жёсткое, бездушное и негативно ориентированное внутри меня портило все мои благие начинания, доставляя страдания мне и близким. Поэтому второй ценностью, которую мне подарил Айфаар, стал Путь. Путь работы над собой, Путь трансформации «тёмной стороны». Вспоминая себя в 2005-2007 годах я вынужден признать, что очень сильно заблуждался в количестве и силе своей негативной части. Более того, в начале я даже был уверен, что во мне её нет. Что во всех моих жизненных бедах виноват «плохой мир» и «злые люди». Увы, я сильно заблуждался! Всё плохое и тёмное оказалось внутри меня. Мне стало понятно, что добраться до Мечты можно, но это потребует огромных внутренних усилий.

Путь – это то, чего мне не хватало многие годы. В статье «Как я пришёл к Ииссиидиологии?» я упоминал, что десятки книг по эзотерике и духовным практикам не убедили меня в реальности просветления и не дали глубины понимания этой реальности. В этих книгах мне не хватало спокойной рассудительности, не хватало реалистичности научного подхода. Меня не устраивало, что если долго сидеть с закрытыми глазами в позе лотоса или миллион раз повторить какую-то мантру, то произойдёт что-то удивительное, сродни чуду. А как известно, любое чудо – это пока ещё неоткрытый закон природы. В этом отношении революцией для меня стала информация Ориса и его духовные практики. Путь Айфаара – это Путь Знания, соединяющего духовное и материальное. И именно Знание Ииссиидиология, дающее понимание о тонкостях и нюансах духовной работы, стало для меня надёжным ориентиром на Пути к Мечте.

Думаю, что теперь вы понимаете, почему я не нашёл себя в эзотерических практиках – на мой взгляд, они слишком мистичные и в них не хватает научно ориентированного интеллекта. Они были хороши для предыдущего этапа развития цивилизации и служили для инициации сознаний «просветлённых» и «мессий». А сейчас – 21 век, человечество стало слишком развитым и слишком большим, чтобы поклоняться мессиям или тысячи раз повторять мантры. Нужна другая платформа, нужно универсальное Знание, интегрирующее на принципиально новом уровне передовые научные достижения и задающее вектор развития на много шагов вперёд; такое Знание, которое смогло бы помочь в развитии миллионам людей. Нужно что-то такое, в чём будет место и пытливо-любознательному научному подходу, и творческой инициативе, и светлым идеалам, и медитации, и высокой Мечте, и что очень-очень важно – возможность работы с негативной стороной сознания. Да, на мой взгляд, мудрая концепция саморазвития не только даёт Высокие Ориентиры в развитии, но и обязательно учитывает наши несовершенства, предлагая способы для работы с ними, для их трансформации.

§1.4. Новая идеология

Такую систему комплексного развития я нашёл на Айфааре. В отличие от материалистического подхода социализма/коммунизма идея Айфаара полностью строится на внутренней духовной работе – «если хочешь изменить мир, измени себя!» А для этого не нужно свергать правительства, не нужно зарабатывать миллиард долларов, чтобы помочь бедным, не нужно бороться за справедливость…, – ничего этого не нужно!

 

Важный постулат ииссиидиологии, касающийся принципов саморазвития, звучит достаточно просто: Всё в нашем сознании! Если человек воспринимает это утверждение не как абстрактную догму, а способен понять возможности своего сознания, то ему не потребуется «пробиваться» к своей Мечте, бессмысленно растрачивая время и силы на борьбу с внешними препятствиями. Любое насилие порождает только насилие. Идея Айфаара предлагает радикальную перестройку системы мышления таким образом, чтобы человек смог глубоко осознать, что абсолютно всё, происходящее с ним и вокруг него, зависит исключительно от его сознания.

Глубокое понимание этого постулата, дополненное ииссиидиологическими представлениями о многомировой структуре Вселенной и законах навигации в ней, позволяют на практике становиться Творцом своей реальности, сознательно смещаясь своим Фокусом в те миры, где Мечта уже активно воплощается. Признавая постулат первопричинности сознания, нам придётся взять на себя огромную ношу – полную и безусловную ответственность за каждый сделанный выбор, за каждое слово и за каждую мысль! И как следствие – ответственность за всё, что происходит в мире. Ведь всё, что мы наблюдаем – это лишь отражение процессов, происходящих в нашем сознании.

Постулат первопричинности самосознания нацеливает на достижение просветлённого состояния, которое в ииссиидиологии называется «иммунитантной Ответственностью». Это состояние абсолютной сопричастности со всей Вселенной, со всем живым. Стремление к состоянию иммунитантной Ответственности лишает человека возможности перекладывать на кого-то вину за свои неудачи или искать крайнего в своих разочарованиях, страданиях и депрессиях. Входя в это состояние сознания, человек ощущает колоссальную ответственность, которая подпитывается творческой инициативой и способна проявить себя лишь через безусловную Любовь!

Таким образом, идеология Айфаара начинается с самосознания и заканчивается в самосознании. На практике это выражается в непрерывной и неустанной внутренней работе по пересмотру себя: «духовный урок -> самоанализ  -> выводы», «новый духовный урок -> самоанализ  -> новые выводы», «ещё духовный урок -> ……» и так изо дня в день, из года в год. Но, даже при наличии универсального знания, духовный Путь – это многотрудная дорога самосовершенствования. И чаще всего усеяна она не цветами, а шипами своих старых обид, злых мыслей и проклятий, посланных своим «врагам». И лишь разбирая каждый «шип», каждую обиду и проклятие, мы становимся чище и светлее душой, неуклонно перефокусируясь в те сценарии, где мир и люди также стали лучше.

Надеюсь, что мне удалось рассказать, почему идея Айфаара понравилась мне настолько, что я поверил в неё и захотел участвовать в её воплощении. Эта идея просто совпала с тем, о чём я много лет думал. Просто совпала с моей Мечтой!

Глава 2. Испытания на прочность

Теперь, отматывая «плёнку назад», мне становится ясно, что одно дело быть просто читателем, и совсем другое дело – реально жить Идеей Интеллекта и Альтруизма. До тех пор, пока я просто читал работы Ориса, я оставался в своём мире, продолжая жить в Москве и придерживаясь однообразного суетливого городского ритма. Космические вопросы, над которыми приходилось размышлять, читая книги, не шли ни в какое сравнение по степени важности с интересами семьи и вопросами зарабатывания денег. Жизнь в мегаполисе строго подчинена интересам его коллективного сознания и заставляет следовать его ритму, интересам и обычаям. А противовес городской суете и зацикленности на своих интересах у меня был.

В предыдущем разделе я поделился ответом на вопрос «Почему именно Айфаар?» и написал немало восторженных слов об идее Айфаара и его обитателях. Но, когда речь заходит о необходимости что-то менять в своей судьбе, то как говорится: «в жизни не всё так просто…» Найдя источник вдохновения и радости, часто оказывается, что ожидания сильно расходятся с реалиями жизни. Воплощать принципы айфааровской жизни в Москве оказалось намного сложнее, чем декларировать их вслух.

Дальше я расскажу о том, как мощное влияние духовного магнита, под названием Айфаар, стало менять мою жизнь и привело к серьёзному пересмотру системы ценностей.

§2.1. Фанатизм

Первым испытанием было непонимание. Я наивно думал, что все вокруг меня должны сразу же увидеть и понять, что ничего лучше и выше знания, которое несёт Орис, нет и быть не может. Я пытался рассказывать, доказывать, давал почитать книги, приглашал поехать со мной на Айфаар. Но, как ни странно, самые близкие люди как будто меня не слышали. Теперь очевидно, а тогда я не мог понять, что сам же и проявлял излишнюю увлечённость, настырность и фанатизм. Я не предлагал людям спокойно поразмышлять, а стремился убедить каждого следовать моим новым представлениям, а как известно «пришедший с мечом от меча и погибнет». Мне не хватало терпения и желания объяснять, объяснять и объяснять. Вопреки моим ожиданиям идея Айфаара оказалась слишком необычной для людей, живущих в обществе потребления и накопления ценностей.

Мои попытки помогать айфааровцам финансово, а на тот момент потребность в строительстве сооружений жилого и хозяйственного назначений была огромной, встречали серьёзное сопротивление в кругу семьи. Ведь эти средства могли быть потрачены не на «призрачную мечту о светлом будущем», а на конкретные квадратные метры жилой площади или дачный домик.

 

Трещина между моей Мечтой и реальностью с каждым днём увеличивалась. Мне стало очевидно, что между моими психическими состояниями и позитивными качествами, на которые я нацелился в своей Мечте, лежит огромная пропасть. Такие качества как честность, открытость, искренность, милосердие – это эталонные понятия, присущие лишь нашим высоко развитым субличностям, в то время как любое наше психическое состояние представляет собой непрерывно меняющийся «компот» из множества разных субличностей. И порой не самых лучших и не самых добрых. Я не раз замечал, что, поймав добрую и позитивную мысль одной из своих альтруистичных субличностей, на этапе обдумывания способов воплощения к ней начинают примешиваться интересы других, более эгоистичных и меркантильных субличностей. Тем самым в сознании образуется мощная растяжка между несколькими «предложениями», а я превращаюсь в рефери, пытающегося каким-то образом принять оптимальное решение и в итоге вынужденного идти на малодушный компромисс.

Новые субличности, поддерживающие идею Айфаара, предлагают одно решение, а наработанные годами субличности, реализующиеся через семью, работу и быт – совсем другие решения. Именно отсюда росло взаимное непонимание с близкими людьми. Они не смогли или не успели принять мою новую систему ценностей, и я оказался как бы зависшим между двумя мирами. Оказалось, что я понимаю и тот и другой мир, но не в состоянии полностью соответствовать ни одному из них – ведь каждое мгновение можно совершать лишь один выбор согласно одной системе ценностей.

Поэтому, часто задавая себе вопрос: «Почему бы мне просто не жить в Москве, читать на ночь ииссиидиологию, воспитывать детей и временами наведываться в гости на Айфаар?», каждый раз приходил к неизбежному выводу – так не получается! Жить в обществе, в котором хитрость, лицемерие, жадность, ревность и множество других негативных проявлений считаются вполне допустимыми, и при этом стараться изжить в себе эти качества, оказалось очень трудной задачей. Я стал понимать, почему люди в прошлые века принимали решение уйти в монастырь. Это способ изолировать своё сознание от огромного количества «сладких предложений», потакающих эгоизму.

Возможно, есть такие сильные люди, которые могут несмотря на все соблазны, поддерживать свой внутренний мир в гармонии, чистоте и доброте. У меня это никак не получалось. При каждой попытке быть не на словах, а на деле добрым, терпимым, отзывчивым и любящим, меня неудержимо атаковали эгоистичные субличности, порождая эмоции гнева, возмущения и раздражения. Эти субличности приводили сотни аргументов, наподобие такого: «глупо делать добро, когда ты знаешь, что тебе никакого проку от этого не будет», или «видишь, на тебя наезжают, значит нужно его проучить, чтобы неповадно было!».

Ещё хуже обстояло дело с вопросами гендерных отношений, – жёстко табуированная социальная мораль полностью дезориентировала моё поведение в отношении женщин, а протесты моих высокоинтеллектуальных субличностей разбивались об устаревшие, веками укоренившиеся в сознании человечества представления о семье. Таким образом, в отношениях с женщинами я был где-то очень зажат, а где-то напротив – позволял себе полную свободу. Такой подход был подобен попыткам вырваться из «клетки» примитивных ограничений, наложенных на моё сознание в процессе воспитания. И, конечно, это не шло на пользу моим семейным отношениям.

§2.2. Можно ли усидеть на двух стульях?

Смешение двух систем ценностей породило второе испытание – у меня появились сложности в бизнесе. Желая следовать айфааровским принципам, я уже не мог придерживаться лишь старых представлений, присущих эгоистичным субличностям и привыкшим «тянуть одеяло на себя». Да и пользоваться уже ставшими привычкой «силовыми приёмами» тоже стало трудно, – это противоречило новой, зарождающейся во мне ллууввумической системе ценностей, основанной на альтруизме.

В то время как сфера моего бизнеса была выстроена на принципах конкуренции, соперничества, быстроты хватательного рефлекса и прочих навыках опережения «противника», новая система ценностей ориентировала меня на проявление честности, открытости, искренности, взаимопомощи и множество других качеств, предполагающих глубокое доверие между людьми. Мне стало трудно вовремя и без раздумий проявлять столь важный в бизнесе эгоизм и умение «работать локтями». У меня всё хуже получалось схитрить в нужный момент, или воспользоваться незнанием человека, или просто подождать, пока мой конкурент «упадёт в яму».

Возможно, вам моё испытание покажется надуманным, ведь что тут сложного – «в одном месте поступай по одним принципам, а в другом – по другим». Именно так я и думал в начале, но этот подход не учитывает огромную роль бессознательного и шаблонов поведения. Бόльшая часть нашего сознания работает как бы без нас – автоматически или вовсе без нашего участия. Эта бессознательная часть очень инерционна и не может быстро перестроиться под динамику новых представлений. Поэтому в определённый момент две системы ценностей стали сталкиваться в моём сознании. Оказалось, что в моменты подобных коллизий, думая одно, я говорю другое, а принимаю третье решение! При этом само решение выглядит «странно» – его невозможно объяснить ни с одной, ни с другой стороны.

Партнёр по бизнесу старался сохранить нашу дружбу, но явные противоречия в моих намерениях только портили отношения. Сотрудники перестали понимать мои мотивации. В итоге бизнес стал разваливаться, а интереса и сил для его оздоровления у меня не было.

§2.3. Последнее испытание

Третьим испытанием стала сначала болезнь, а затем смерть жены. Проанализировать такое событие крайне сложно, я до сих пор пытаюсь понять роль тех или иных выборов, приведших к такому трагическому финалу. Думаю, что немаловажную роль сыграл тот факт, что мне не удалось мудро сгладить моменты моих духовных поисков и не травмировать психику любимого человека своими безудержными метаниями и экспериментами. Ведь своим поведением я поставил её перед выбором – или разрушить семью с двумя детьми, или принять чуждую ей на тот момент систему ценностей. Третьего не дано, – жить, воспитывать детей и строить планы на будущее с человеком, у которого «другой тип мышления», - невозможно.

 

Передать словами степень «разорванности» моего сознания во время болезни жены выше моих сил. Меня не покидала мысль, что отчасти именно я – катализатор её заболевания. Наиболее приемлемым решением виделось избавление мира от моего деструктивного влияния. Наверное, в каких-то сценариях именно так и происходило. Чаще всего я ловил себя на мысли, что просто не знаю, как поступить правильно, поэтому лучше не буду поступать никак. И как следствие такого подхода, ситуация становилась ещё хуже: меня обвиняли не только в необдуманности принимаемых решений, но и в чёрствости, бездушии, безразличии. Я принимал эти обвинения, находил все эти качества у себя и мне становилось ещё хуже, а моя пассивность лишь усиливалась.

После смерти жены наступил период забвения. Шоковая ситуация окончательно поляризовала моё окружение и мне стало понятно, что идти можно только вперёд. Приверженцы «шаблонов хорошего поведения» обратно меня уже не примут – своими действиями я разрушил границы и рамки их моральных устоев. Такое прощают долго и тяжело. Люди привыкают к канонической «правильности» поведения. Если вы нарушаете шаблон – пусть даже никому не мешая жить, – вы становитесь изгоем, потому что вы посягаете на их идеал.

Глава 3. Точка перелома

С этого момента чаша весов моей судьбы стала уверенно склоняться в сторону Айфаара. В трудный момент смерти жены эти люди помогли мне сохранить разум, не осуждая меня и помогая понять, что жизнь на этом не заканчивается. Любую боль можно пережить и стать мудрее. В напряжённой атмосфере моего московского окружения это было как глоток свежего воздуха, – «боже, неужели кто-то не презирает меня!?» В такой момент нужно было буквально несколько добрых и обнадёживающих слов, но сказанных честно и от души. Наверное, именно в те дни я понял, какая система ценностей прочнее и надёжнее.

Да, я совершил много нелепых, странных и для кого-то шокирующих поступков. Но я старался поступить честно и правильно. И был уверен, что так будет лучше, потому что сознательно никому не желал зла! Это ни в коей мере не оправдывает меня в глазах тех, для кого мои выборы были полным абсурдом и попранием их принципов. Например, на следующий день после смерти жены я улетел с детьми на Кубу, оставив хлопоты с похоронами родственникам. Да, где-то это не по-человечески, но на мой взгляд это был единственный способ избежать психической травмы у детей, которая неизбежно происходит, когда соблюдается обряд прощания детей у гроба матери и ритуалы в процессе похорон. Мои дети узнали о смерти мамы только через год, когда они уже свыклись с мыслью, что мама сильно болеет и лечится в специальном санатории очень далеко от Москвы.

Я хочу сказать лишь об одном, – таких людей как я очень много, и понять, что именно движет каждым из нас в данный момент времени просто невозможно. Мы порой сами до конца не осознаём всех своих мотивов. В моменты мощного психического напряжения очень легко переоценить значимость одного и не заметить другое – в стрессовой ситуации шаблоны поведения легко разрушаются. Если окружающие люди оказываются не способны проявить понимание и терпение, а вместо этого продолжают строго измерять вашу жизнь рулеткой, размеченной представлениями с тысячелетней историей, то ничего кроме страха, осуждения и конфликта родиться не сможет.

Отсутствие понимания со стороны окружающих рождает в нас чувство вины за неумение объяснить своё поведение. Наше чувство вины является признанием совершённой ошибки, а это лишь усиливает осуждение и порицание у того, кто не понимает наши выборы. Осуждение окружающих, в свою очередь, рождает у нас обиду на весь мир и замкнутость. Дальше – тупик! Именно по этой причине люди стараются вести себя «правильно» и не нарушать социальные шаблоны поведения, – они не хотят стать изгоями и попасть в социальную изоляцию. Я это проверил «на своей шкуре» и теперь знаю, что отстаивать свою точку зрения, даже если твёрдо уверен в своей позиции – очень сложно!

После смерти жены я начал понимать, что в правильной системе ценностей не может быть места негативным эмоциям. Ни по отношению к себе, ни по отношению к другим. Именно такой подход в роковую минуту жизни мне продемонстрировали Айфааровцы, ни на минуту не осудив, и не поставив под сомнение мои «странные» выборы и решения. ПОНИМАТЬ и ПРОЩАТЬ! А не осуждать и презирать. Именно Любви и Приятия не хватало внутри меня для выстраивания позитивных отношений с близкими людьми.

Так, через тяжёлые жизненные уроки я приблизился к пониманию важности и эволюционной целесообразности позитивного мышления.

Глава 4. Новые миры

Перелистнув полную испытаний главу своей жизни, передо мной начали возникать новые возможности. Конфликт двух систем ценностей хотя и не был полностью разрешён, но его интенсивность пошла на спад. Влияние материальных интересов на моё сознание стало уменьшаться. Я вспомнил, что с детства меня интересовала геология, химия и физика, а в бизнес попал не потому, что у меня действительно есть мощный организаторский талант или экономическая инициативность, а для решения обычных бытовых вопросов: еда, машина, квартира. Так вышло, что ещё на первой работе мне удалось проявить расторопность и смекалку, меня заметили, помогли «подтянуться», а дальше я и сам не растерялся.

Вспоминая годы нашего с супругой скитания по съёмным квартирам, я понимаю, что тогда сформировалась бессознательная установка – «заработаю немного денег и буду дальше жить своими интересами». Но сознание - весьма пластичная структура: задав длительную программу, мы становимся этой программой и забываем, зачем мы её запустили. Программа начинает работать сама для себя. Для того чтобы опять увидеть интересы, реализующиеся через эту программу, нужно либо пройти её до конца, либо что-то внешнее и мощное должно тебя из неё выбросить. В моей судьбе совпало и то, и другое. Бытовые вопросы уже были решены, а смерть близкого человека заставила глубоко пересмотреть свои взгляды и жизненную позицию.

§4.1. Неожиданное предложение

Пересмотр ценностей повлёк за собой смену миров. На тот момент (2009 год) Орис планировал начать написание нового цикла книг – ииссиидиология. В отличие от его предыдущих работ, имевших ченнелинг-ориентированный тип подачи информации, ситуация кардинально изменилась. Со слов Ориса стало понятно, что новый труд будет научно ориентированным, а всю информацию, получаемую в глубоких медитациях, он будет тщательно анализировать и формировать целостную систему представлений, радикально по- новому описывающих устройство человека и Вселенной.

 

Я получил предложение участвовать в группе научных редакторов для работы над первой частью ииссиидиологии, – шести томов цикла «Бессмертие доступно каждому». Это было очень неожиданно. Несмотря на мою «природную» склонность к физике, химии и математике, на тот момент я находился как бы в другой реальности. Бизнес в сфере грузоперевозок переориентировал моё сознание на практические стороны жизни. Мне было сложно представить себя в роли редактора, но я всё же согласился. Во-первых, это большая честь для меня, во-вторых, это был шанс начать новую жизнь.

§4.2. Дети

Согласие работать в редакторской группе привело меня к следующему испытанию. На тот момент я был очень привязан к своим детям, и даже не мог помыслить оставить их, чтобы уехать работать в другую страну. После смерти супруги они остались единственным смыслом в моей жизни. А для работы над ииссиидиологией нужно было ехать в Таиланд.

Моим сомнениям не было границ, – если поехать на восемь месяцев в Таиланд, то как будут дети без меня, а я без них? Разве я не отец? Разве у детей есть ещё кто-нибудь ближе меня? Конечно, у них есть горячо ими любимая няня-воспитатель-наставник – Валентина Николаевна, которая за годы жизни с нами стала полноправным членом семьи, и которая будет заботиться о них. Но, что-то внутри меня неустанно твердило: «детям всё равно нужен родной отец!» Меня одолевали сотни вопросов, которые раз за разом прокручивались в голове, превращая детей в абсолютную и единственную ценность. Уехать от детей на 8 месяцев казалось просто абсурдно!

 

Переживания «вокруг детей» усиливались неопределённой ситуацией в бизнесе. Для его развития требовались постоянные усилия, которые никак не совместимы с новым предложением. А без средств, которые даёт бизнес, мне с детьми не на что будет жить! Постепенно внутренний конфликт интересов перерос в навязчивое состояние, и я был вынужден отказаться от новой работы.

С одной стороны, возникло огромное облегчение, а с другой – стал понимать, что всё, что я «накрутил» себе вокруг отцовских функций, весьма надумано. Воспитательного таланта у меня не было, как в общем-то и у моей супруги. Поэтому воспитанием детей занималась Валентина Николаевна. На её примере я понял, что значит на самом деле хотеть и уметь воспитывать детей. Это совсем не то же самое, что просто любить их. Воспитание – это любовь плюс сознательное и целенаправленное обучение.

Не прошло и двух недель с момента отказа от участия в работе над ииссиидиологией, как меня опять стало «штормить». Я стал понимать, что любить детей меньше не буду никогда (это же часть меня!), а вот «поезд вполне может уйти»! Осознание этого факта в очередной раз переформатировало моё сознание, создав новое ощущение правильного сценария. Мне удалось достаточно быстро уладить вопрос «кому доверить детей в моё отсутствие» – спасибо и низкий поклон Айфааровцам за помощь, – и пусть с опозданием, я улетел в Таиланд.

Глава 5. Юго-Восточная Азия

В начале поездки 2009-2010 годов наша группа насчитывала 6 человек. Через полтора месяца группа сократилась до 5 человек – моя спутница вернулась в Москву. За 8 месяцев, с сентября по май, мы исколесили половину Таиланда и успели на месяц переместиться в Индонезию. Описывать географию и личные впечатления в этой статье не стану, – это не столь важно.

Гораздо интереснее то, что происходило с нами и в наших головах. А описать это не так просто. Дело в том, что когда вы просто путешествуете или едете в командировку в другую страну, вы как правило имеете достаточно чёткие представления о том куда, зачем и на сколько вы отправились. В такой поездке вы свободно распоряжаетесь временем и сами выстраиваете свои планы, за счёт чего вы осознаёте себя собой. В нашем случае ситуация была кардинально другой. У нас не было никакого плана, и я лишь смутно догадывался, что в Москву мы вернёмся скорее всего весной. Весь ритм жизни и работы был подчинён одной цели – работе Ориса над ииссиидиологией. Казалось бы, что тут необычного? Путешествуй по разным странам и не заморачивай себе голову! Но, не так всё просто.

§5.1. Смирение

Сложнее всего было осознавать, что я не являюсь хозяином саму себе, а должен непрерывно подстраивать свои интересы под общий план, который менялся буквально «на ходу». Если до этого у меня весьма удачно получалось находить компромисс между требованиями среды и своими потребностями, сохраняя обширное жизненное пространство для реализации своих интересов, то в данном случае среда полностью вытесняла мои интересы. Буквально в одночасье я превратился из директора компании в участника группы сопровождения, вынужденного подстраиваться под желания и потребности многих людей. Это было очень трудно принять.

 

Ситуация усугублялась тем, что в этой поездке мне приходилось быть на третьих ролях. Конечно, активное участие в работе над ииссиидиологией поддерживало мою самооценку в положительной зоне, но что касалось остальной жизни, которую я привык организовывать по своему разумению, то здесь было ощущение рыбы, выброшенной на берег. Я не принимал практически никакого участия в выработке решений, а после отъезда моей спутницы практически перестал выезжать за территорию виллы. В силу обстоятельств мой личный бюджет был ограничен несколькими долларами в месяц. Зато я научился получать удовольствие от мытья посуды, что у меня неплохо получалось делать с детства, только тогда мне это не нравилось.

Часто, просыпаясь утром, я не мог понять, что тут делаю и зачем мне это нужно. Приходилось волевым усилием «протрезвлять себя» и через какое-то время сквозь желание поскорее вернуться домой, к детям, всплывала мотивация: «ты помогаешь в создании важного для всего человечества знания». Думаю, что именно это останавливало меня от похода в кассу авиакомпании.

§5.2. Работа над собой

Ещё одно интересное наблюдение. Находясь рядом с Орисом, меня непрерывно преследовало ощущение, что я нахожусь «в смирительной рубашке» и могу действовать только так и никак иначе. Думаю, что этот эффект вызван принудительной стимуляцией (за счёт присутствия Ориса) моих более развитых Уровней сознания, которые в ииссиидиологии ассоциируются с Совестью. Зная, что нахожусь рядом с человеком, сосредоточенным на высокочастотном творчестве, и понимая, что каждая моя непозитивная мысль может помешать его работе, я оказывался вынужден непрерывно контролировать своё психическое состояние.

 

В начале это не вызывало трудностей, а наоборот подпитывало тщеславие, – до тех пор, пока удавалось удерживаться в позитиве. Но привычка «сбрасывать на окружающих» своё раздражение и страхи рано или поздно срабатывает, и тогда начинаешь винить себя за каждую деструктивную мысль и действие. Это отнимает силы, а противостояние нейронных сетей приводит к состоянию полной «обесточенности». Хорошо, если в такие моменты понимаешь эволюционную полезность этой ситуации, как шанс перепрограммировать сознание на более человеческие модели поведения. Но часто «тёмная сторона» перевешивала, и возникало тупое сопротивление – «пусть лучше мир прогнётся под нас!» или «да пошли они все, мне так надо!»

Ещё масла в огонь подливали высокомерные субличности, которые в обычной ситуации чувствуют себя весьма вольготно, понимая, что никто не догадается об их мыслях и желаниях. Но здесь ситуация - совсем другая! Рядом с Орисом саркастический юмор, прикольчики, мелкие пошлости и другие способы деплиативной «разрядки» психического напряжения выглядят как удар гонга в тишине. Буквально на второй-третий раз возникает страх, что из-за отсутствия привычки контролировать мыслительную деятельность из моего сознания может неожиданно вылезть ещё какая-то «гадость». Для предотвращения страха у меня включался самоконтроль, который пытался приструнить разгулявшееся высокомерие, что порождало очередной внутренний конфликт и психическое «обесточивание».

Как вы уже поняли, выглядеть раздражённым, ревнивым, жадным или обиженным я совсем не хотел, но и справиться с этими состояниями тоже не получалось. А для того чтобы выглядеть добрым, чистым и мудрым, нужно таковым просто быть, а значит нужно научиться вместо страха, гнева, презрения и отвращения продуцировать любовь и радость. Но ведь привычки быстро не поменяешь, и мне приходилось подавлять, подавлять и подавлять свои реакции. А это - огромный расход психической энергии.

В итоге через пару месяцев я стал чувствовать себя обессиленным и подавленным. Быть искренним, открытым и доброжелательным не получалось, – то тут, то там всё время находились мелочи, которые провоцировали во мне негативные реакции. В этот момент очень хотелось махнуть рукой и признаться, что «ничего путёвого из моей работы над собой всё равно не получится», а затем спокойно уехать в Москву, где никто не будет напоминать мне о моих слабостях.

Скорее всего я бы уехал, но в очередной раз меня спас интерес к ииссиидиологии. Мне было действительно интересно работать. Систематические обсуждения рабочих материалов 10, 11 и 12-ого томов вдохновляли на новые усилия в редактуре. Через пару месяцев мне даже удалось написать несколько примеров, наглядно демонстрирующих описываемые Орисом закономерности. Это очень подпитывало надежду, что «всё не так уж плохо, и если упорно работать, то из обезьяны может получиться человек». Оптимистичная мотивация работала, и это давало силы мне всё глубже погружаться в работу.

Через четыре-пять месяцев упорной работы по редактуре я столкнулся с интересным эффектом сознания. В один прекрасный день, усевшись за компьютер работать, я понял, что не могу ничего понять из того, что написано в тексте. Отдельные буквы прочитать могу, в слова они тоже складываются, а вот понять смысл предложения мне никак не удавалось. В начале я даже испугался, но потом наступила инстинктивная релаксация и пришло понимание, что увлёкшись работой, я слишком сильно перегрузил мозг. Пришлось делать перерыв, восстанавливать силы и учиться чередовать интеллектуальную работу и отдых (в смысле другой тип деятельности).

§5.3. Воздержание

Ещё одним экспериментом для психики стало вынужденное воздержание от секса. Как я уже упомянул выше, буквально через полтора месяца после начала путешествия, моя спутница вернулась в Москву. Сначала возникло облегчение, потому что наши отношения доставляли много хлопот, но потом я стал осознавать, что за 13 лет супружеской жизни никогда не испытывал недостатка в сексе. А сейчас недостаток в этой простейшей потребности стал нарастать в геометрической прогрессии, туманя сознание и мешая работать.

 

Несмотря на близость и доступность тайских секс-услуг, их предложениями воспользоваться не мог. Модель постоянных парных отношений оказалась сильнее «зова природы». Одна мысль о сексе непонятно с кем и за деньги напрочь «выключала» всякое желание. Тогда пришло чёткое понимание, что в моём сознании секс вторичен по отношению к личным отношениям, формирующимся во время общения и совместной жизни.

Как ни странно, но достигнув апогея напряжённости, сексуальные потребности постепенно пошли на спад. Этот вопрос перестал донимать, но для себя я отметил, что количество гормонов «радости» в период воздержания было явно пониженным. Краски природы в моём восприятии стали выглядеть более тускло, а сознание больше концентрировалось на работе, избегая общения с противоположным полом. Для меня это был совсем новый опыт по обузданию инстинктивных уровней сознания и умению «брать себя в руки».

***

Я мог бы перечислить ещё немало интересных моментов пребывания в «группе работы над ииссиидиологией», но думаю, что вы уже поняли, что Таиланд стал мощным испытанием на преданность идее Служения. Ведь я ничего для себя лично не получал. Наоборот, нёс финансовые расходы по поездке, готовил вместе со всеми еду, помогал в редактуре и занимался хозяйством.

Хотя, пожалуй, не так! В действительности я получил главное – ничем неоценимый жизненный Опыт!

Глава 6. На пороге Айфаара

Оглядываясь назад я понимаю, что уроки, полученные в Юго-Восточной Азии, позволили дополнить и расширить тот сложный жизненный опыт, который образовался в период смены системы ценностей в Москве. Вторая поездка в ЮВА в 2010-2011 годах в группе «редакторов ииссиидиологии» сопровождалась меньшим количеством стрессов и укрепила мою решимость развиваться в айфааровском потоке.

Поскольку дальше судьба направила меня к Айфаару, где началась совсем другая жизнь, считаю необходимым сделать выводы о пути, пройденном с момента «духовного пробуждения» в 2000-2001 годы до периода 2011-2012 годов, когда я принял решение о переезде на Айфаар. И так, что же происходило в моём сознании за эти годы?

§6.1. Чувство собственности

Первое, – жизнь заставила меня обратить внимание на чувство собственности (обладание). Привычная социальная модель поведения весьма способствует его формированию и проявлению: моя жена, мои дети, мой автомобиль, моя квартира, мой бизнес, моё-моё-моё… Вместе со сменой системы ценностей всё, что я так старался сделать своим, стало уходить. Жена, которая должны была быть моей и навсегда, умерла от рака. Дети, которых я видел только рядом с собой и планировал воспитывать только согласно своим личным представлениям, в итоге получали заботу и тепло от многих людей, а сейчас их воспитанием занимается мой брат и его супруга. Бизнес, который я старался выстроить согласно своим представлениям, игнорируя другие мнения, развалился. Купленная квартира ушла по наследству родственникам.

 

Эти потери были очень болезненными, – казалось, что они разрушают моё естество. Уже теперь я понимаю, что каждый раз «приклеивался» к предмету обладания. «Приклеивался» к жене, считая, что никакие другие женщины мне больше не нужны, а моя жена самая лучшая. «Приклеивался» к детям, считая, что они мои и должны слушать только меня. «Приклеивался» к деньгам, считая, что с их помощью можно решить все проблемы. Всё, что мне было интересно, я пытался сделать своим собственным, чтобы оно принадлежало мне и была возможность распоряжаться им по своему усмотрению. При этом всё, чем обладал, я стремился наделить свойствами превосходства и тем самым отказывался от чего-либо нового.

Но ведь жизнь невозможно остановить! Выше обладания лежит свобода от обладания или необладание. Зачем приковывать себя к чему-то, делая своим собственным, если завтра оно тебе не понадобится? Зачем отказываться от всего нового ради призрачного «счастья» обладания? Зачем «одевать себе на ноги гири» ответственности за обладание, если собрался в далёкий путь? «Оковы» обладания весьма разнообразны. Это и страх обладания чем/кем-либо, и желание обладания чем/кем-либо, и страх от обладания мной, и желание обладания мной. Такие формы страхов и желаний порождают жадность, алчность, ревность, зависть, наглость, бездушие, хамство… Пожалуй, сложно найти человеческий порок, который в той или иной степени не связан с обладанием.

Понять всю тяжесть «оков» обладания и освободиться от них можно только путём потерь! Примитивные страхи, порождённые инстинктивными уровнями сознания и связанные с обладанием, можно изжить лишь экспериментальным путём – получая, а затем теряя. Затем опять получая и теряя. Только таким образом жизнь заставляет нас не привязываться к материальным или социальным ценностям. Каждый раз теряя, мы неизбежно ищем новую точку опоры, а она всегда находится на уровень выше! На более высоком уровне сознания, у которого нет инстинктивного страха умереть.

Кроме радости свободы от обладания я сделал ещё один важный вывод – чувство собственности всегда порождает негатив. Обладание - враг позитивности! Страх за предмет обладания, ревность от чужих посягательств на мою собственность или просто перспектива когда-то расстаться с предметом обладания не дадут удержаться в радости. Противоположность этому – свобода от обладания – несёт глубокий позитивный смысл, полностью лишённый страха и основанный на глубоком доверии к Жизни. Первая мудрость свободы от обладания основана на антижадности и состоит в том, что Жизнь всегда даёт всё вовремя и вовремя отнимает, чтобы дать что-то новое взамен старого. Вторая мудрость свободы от обладания основана на антиревности и заключается в понимании того, что каждый человек обладает правом свободы выбора, а любой предмет можно сделать общим достоянием, что в итоге приводит к стабильному позитивизму сотворчества, а не временному удовольствию от обладания.

§6.2. Престиж и чувство уважения

Второе, не менее болезненное, разотождествление также связано с социальной моделью поведения. С детства меня учили, что хороший и порядочный человек тот, который пользуется уважением и авторитетом в обществе. При этом уважение и авторитет выстраивались не вокруг моральных и духовных достоинств человека, а вокруг внешних проявлений, выраженных через медали, грамоты, звания, должности, деньги или власть. И не так уж важно, каким путём человек их получил: схитрил, украл или работал в поте лица! Часто факт наличия регалий уже гарантирует престиж и уважение окружающих.

 

Система ценностей, основанная на регалиях и внешних проявлениях, долгое время импонировала мне. Её апофеозом стала моя работа на должности помощника президента банка. В отличие от предыдущей работы в немецкой фирме, где я выполнял одновременно функции и курьера, и монтажника, и программиста, и руководителя проекта, нарабатывая богатый разносторонний опыт, амбициозная должность в банке позволяла мне «надувать щёки» и демонстрировать высокомерие и презрение из окна бронированного мерседеса моего шефа.

Идеология Айфаара вмиг разрушила мыльный пузырь моего тщеславия. Приверженность к малоизвестному учению быстро сместила меня с пьедестала социального престижа и предоставила роль одиозного фанатика и отщепенца. Друзья постепенно отворачивались от меня, не понимая моих интересов и решений. Дело в том, что духовная работа предполагает работу с гордыней и тщеславием, а сделать это приятным для окружающих образом невозможно. В попытке стать самим собой, я рискую выглядеть глупцом, не боясь этого и понимая, что другого способа справиться с глубоко въевшимся честолюбием невозможно. Признавая свои слабости или открыто сообщая свои мысли, я неизбежно дискредитирую себя и своих близких в глазах окружающих, чьё поведение основано на стремлении к престижу, успеху и достатку. Своим поведением я как бы говорю: «мне наплевать на деньги, которые вам так нужны; мне наплевать на престиж, ради которого вы лезете из кожи вон; мне наплевать на лицемерные заискивания, которые вы называете уважением; мне наплевать на взаимные похвалы и комплименты, которые вы называете дружбой». Конечно, это никому не нравилось, потому что противоречило их жизненным целям и системе ценностей!

Опыт, полученный в Юго-Восточной Азии и описанный в главе «Смирение», ещё больше утвердил меня в бессмысленности стремления к успеху, престижу и уважению. Они не являются моими истинными внутренними достояниями. Достаточно сменить среду обитания и попасть в коллектив, где мои способности и навыки будут весьма заурядны, как моя самооценка, а вместе с ней и «пузырь» мнимого уважения, лопнет. Престиж и уважение – это то, чего на самом деле нет!

Отстраняясь от потребности в престиже, успехе и чувстве уважения, я постепенно обретаю нечто гораздо большее, не зависящее от сиюминутных мнений или отношений, основанных на взаимоодобрении, соглашательстве и беспринципности. И это большее называется Открытость, Честность, Инициативность и Ответственность. Принимая в свою систему ценностей эти качества, мне гораздо меньше требуется чьё-то одобрение или оценка. Если эталоном моих действий и выборов является Совесть, то я не нуждаюсь в оценках и одобрении, просто потому, что знаю, как поступить лучшим образом для всех. Если я поступаю лучшим образом для всех, а не для себя, то меня не в чем уличить или обвинить. Значит, у меня не будет страха быть пойманным на хитрости, корысти или выгоде. Даже если мои альтруистичные действия на благо всех не поймут, – останется лишь искренне и с чистой Совестью объяснить свои мотивы.

Таким образом, я пришёл к выводу, что потребность в престиже и уважении не совместимы с состоянием внутренней гармонии и позитива, потому что порождают страх за личный успех и толкают на компромисс с Совестью. Рецепт от этих напастей – всегда оставаться самим Собой и держать «внутреннюю планку» на самом высоком уровне! Для этого нужна Открытость перед людьми и Честность перед самим собой!

§6.3. Трезвый взгляд в прошлое

Чувство собственности, престиж и уважение – это лишь небольшая часть «тёмной стороны» моего сознания, с проявлением которых жизнь столкнула меня лицом к лицу и заставила выбирать. Я не успел рассказать о ревности, которая все эти годы незримо досаждала мне, но стала потихоньку отступать под ударами судьбы. Я не успел рассказать о зависти, которую обнаружил лишь спустя много лет. Также я не стал углубляться в работу с низшими потребностями: еда, секс, комфорт и безопасность, – это наши базовые потребности (инстинктивного происхождения). Изжить их полностью нельзя, зато можно научиться лучше контролировать и поставить на службу эволюционно более развитым человеческим интересам.

 

Со всем этими духовными «болячками» мне приходилось и до сих пор приходится непрерывно работать. И при этом каждый раз выбирать – оставаться в старой системе ценностей, потворствующей потребительскому подходу и эгоизму, то есть «Служению себе», или через боль и страдания отрывать то, что я успел сделать своим и учиться Альтруизму и Интеллекту, то есть «Служить другим».

Если бы тот я, который был в 2005 году, увидел события, через которые предстоит пройти в ближайшем будущем (потерю жены, разрушение бизнеса…), – не уверен, что «тогдашний я» выбрал бы этот Путь. Это было трудно, порой очень трудно! Я понимаю, что, выбрав ллууввумическую систему ценностей, я доверился Жизни, и она дала мне те уроки, которые были нужны для укрепления Души. Сознательно мы выбираем Мечту, а Путь и обстоятельства, ведущие к Ней, мы не выбираем. Сознательно на такое не пойдёшь!

Наверное, именно поэтому нам недоступны более высокие уровни сознания, хранящие информацию о всех наших прошлых и будущих духовных уроках. Ведь теперь я понимаю, что не соверши я выбор в направлении Айфаара, про Мечту о светлом будущем можно было бы забыть. Тот опыт и знания, которые в этом сценарии я получил в мощном порыве и устремлении к Мечте, в других мирах оказались бы похороненными под валом повседневных забот, а итогом скорее всего было бы сожаление об упущенных возможностях! А ведь такие сценарии моей жизни есть, и судя по метаниям и сомнениям, через которые я проходил, во многих мирах живёт не Уулларг, а Андрей Красовский, которому привычные земные ценности оказались ближе и милее.

Поэтому я рад, что смог довериться Судьбе, «задержать дыхание» и позволить всему происходить так, как должно было случиться. Если бы я испугался на середине пути и завис между двух миров, – сейчас я бы не писал эти строки. Долго выдерживать такую растяжку без риска для сознания невозможно. Хорошо, что всё так получилось! Теперь я вижу, что этот Путь реален! Хорошо, что Орис никогда не рассказывает о том, с какими сложностями придётся столкнуться. Если верить в Мечту, тогда и идти веселее!

Глава 7. Заключение

Теперь, дорогой читатель, вы знаете, что на Земле есть Айфаар и есть такие люди, которые не боятся идти к Мечте о светлом будущем человечества. Сквозь сомнения и страхи, сквозь обиды и ревность, несмотря на осуждение и непонимание.

Конечно, мне до сих пор мешают закоренелый материализм, старые обиды и прочие пока ещё не изжитые болячки, но я с каждым годом всё больше верю, что прекрасную Мечту о мире интеллектуальных и альтруистичных людей можно воплотить в Жизнь! Пусть мы меняемся в лучшую сторону не так быстро, как бы хотелось, но мы неустанны на этом Пути.

Стремитесь к своей Мечте, никого не ждите, – всё зависит только от вас! Всё происходит лишь в вашем сознании и только по принципу резонанса! Идите в Радости!

Уулларг, 15.01.2016

 

 
Просмотров: 1568